30.12.2013 | 10:52

Коллекция дома-музея Чайковского в Клину пополнилась новыми экспонатами

Есть в истории персонажи, чья жизнь, казалось бы, изучена «от» и «до». И все-таки, в поле зрения исследователей постоянно попадают новые документы, раскрывающие неизвестные ранее факты. Почему, например, Чайковский не смог представлять Россию на Всемирной выставке в Париже в 1878-м году? И какую мелодию композитор цитировал в своём знаменитом Первом фортепианном концерте? Ответы на эти вопросы – в документах, которые поступили в собрание дома-музея Чайковского в Клину. Рассказывают «Новости культуры».

На родину вернулись два письма Чайковского. Их купили за рубежом и доставили из Германии в Россию из частной коллекции. Долгое время не только содержание этих рукописей, но и вообще факт их существования был под вопросом. Теперь же они будут храниться в собрании писем великого композитора в его доме-музее в Клину.

Первое письмо проливает свет на загадочную историю отказа Чайковского от функций делегата на Всемирной выставке в Париже. Композитор написал его в конце декабря 1877 года из курортного Сан-Ремо, куда уехал залечивать душевные раны после развода. Адресат рукописи – Роберт Христиан фон Таль, русский консул в Париже. Однако на официальное сообщение оно мало похоже – весь текст пестрит словами с подчёркиваниями.

«Несмотря на горячее моё желание, я не могу с пользою для всего искусства и для моей страны, взять на себя обязанности делегата тому препятствует состояние моего здоровья», – говорится в письме.

В другом письме – в не менее эмоциональном стиле, Пётр Ильич пишет своему французскому музыкальному издателю – Феликсу Маккару. Он интересуется размером гонорара от предстоящих в 1891-м году гастролей в Париж. А затем сетует на плохое настроение, объясняя им свой хаотичный почерк.

«Писем Чайковского к Маккару сохранилось довольно мало, – рассказывает Кандидат искусствоведения, заведующая отделом рукописных печатных источников дома-музея Чайковского Ада Айнбиндер. – В нашем музее большое собрание ответных писемм Маккару к Чайковскому. Часть писем самого Чайковского адресованных к Феликсу Маккару хранится в Национальной библиотеке Франции и вот впервые письмо появилось в антиквариате».

Прежняя владелица писем – состоятельная немка, доктор Элизабет Бендер. Она приобрела их менее двадцати лет назад на одном из европейских аукционов. Всё это время рукописи хранились в международном Обществе Чайковского в Германии – организации поклонников композитора, членом которой она и является. И только недавно хозяйка ценных раритетов решила не передавать их по наследству, а продать России. Это редкая удача - поясняют в музее, ведь оба письма обошлись казне в шестьсот с лишним тысяч рублей, а это в разы ниже антикварных цен.

«Это впервые подобная закупка за рубежом для дома-музея Чайковского и, конечно, прежде всего, она произошла благодаря владелице писем – госпоже Бендер, которая позволила музею приобрести за ту же сумму, за которую она покупала в конце 90-х годов», – говорит Ада Айнбиндер.


Вместе с письмами в дом-музей Чайковского поступило и это старинное шведское издание к французскому водевилю. В отличие от рукописей, раритетный сборник преподнесли в дар. Его случайно нашла в антикварной лавке другой представитель международного общества Чайковского – доктор Люцинда Браун. Вскоре выяснилось – он таит в себе настоящее открытие.

«Она сама обнаружила музыкальную тему, которую Чайковский использовал во второй части своего знаменитого “Первого фортепианного концерта”», – говорит Ада Айнбиндер.

Композитор не отрицал- цитировал в этом произведении французские напевы для шарманки. Правда, признавался, происхождения понравившейся мелодии и, тем более, её автора, он не знал. Теперь же изучением этого источника займутся музыковеды.

Новости культуры