27.12.2013 | 11:40

НИИ реставрации подводит итоги года

Отчет о работе, проделанной в научно исследовательском институте, – это обычно пухлая папка бумаг, текстов, графиков, рисунков. А в НИИ реставрации есть особая форма отчетности, наглядный способ демонстрировать итоги своей деятельности. Ежегодно в институте проходит выставка музейных экспонатов, которым сотрудники вернули жизнь. Да и место обитания института реставрации само по себе – исторический памятник: выставочный зал расположен в одном из немногих сохранившихся деревянных особняков Москвы – он построен в 1818 году. Рассказывают «Новости культуры».

Павловский музей-заповедник передал эту музыкальную шкатулку, заказанную в 1773-м году Екатериной Великой для первой жены будущего императора Павла, всего лишь для того, чтобы восстановить декоративную отделку. Но реставраторы решили сделать подарок музею – благодаря им шкатулка вновь зазвучала.

Далеко не все экспонаты, отреставрированные в институте, можно показать, как, например, вот это полковое знамя, пожалованное Александром Первым Черноморскому казачьему войску в 1803 году. Георгиевский собор XIII века в Юрьеве-Польском, иконостас Успенского Собора во Владимире, некрополь Новодевичьего монастыря. Вот далеко не полный список объектов, которые находятся под наблюдением специалистов института.

«Сегодняшняя выставка это только верхушка айсберга, – поясняет заведующая отделом пропаганды художественного наследия ГОСНИИР Нина Зайцева. – Работа колоссальная ведется в институте реставрации, но ее почти не видно, потому что когда заканчивается договор, институт обязан вернуть организациям, для которых он все это делает».

В минувшем году сотрудники продолжили реставрацию Смоленской иконы Божией Матери – той самой, перед которой молилось войско Кутузова накануне Бородинского сражения. Реставраторам предстоит дойти до самого раннего слоя, который виден пока только на рентгеновском снимке. В институте разработали уникальную методику, позволяющую при необходимости из одной иконы делать две. Для этого красочный слой переносится на новую основу при помощи клея, которым покрывают живопись. Как рассказал замдиректора по науке, однажды он расслоил иконы из минского музея, но в российском минкульте отказались выдавать разрешение на вывоз икон, которых оказалось в два раза больше, чем значилось в документах.

«Ну, вот пришлось долго объяснять, что это вот было такое задание – надо было отделить и сохранить уже отслоенные записи, – говорит зам директора по наученной работе ГОСНИИР Сергей Филатов. – В общем, в конце концов, удалось оформить разрешение на вывоз, и вместо двух мы в Минск вернули четыре экспоната».

Сегодня реставраторы нередко сталкиваются с серьезной проблемой– по закону реставрационную мастерскую определяют в ходе тендеров, побеждают зачастую фирмы-однодневки, создающиеся специально для этого. Институту в этом случае достаются копейки, ведь победители все равно вынуждены привлекать специалистов ГОСНИИРА, уже полвека хранящего традиции русской школы реставрации.

Новости культуры