27.12.2013 | 16:51

На «Декабрьских вечерах» - авангард и барокко

«Декабрьские вечера» - давно не просто констатация календарных сроков. Для ценителей музыкальных изысков – это, вот уже более 30-ти лет, обязательный для посещения фестиваль в Музее изобразительных искусств имени Пушкина. Музыкальная составляющая в этом году сопровождается выставкой работ из Музея искусства авангарда. Минувшим вечером авангард и барокко соседствовали и в программе концерта. Рассказывают «Новости культуры». 

Что случается, когда в одном выставочном пространстве сходятся полотна Репина и Серова с работами Лисицкого, Модильяни и Кабакова? Приблизительно то же, что происходит, когда на одной сцене, в один вечер, звучат Бах, Шнитке и Пярт. Возникает диалог – между классикой и современностью. Президент Пушкинского музея Ирина Антонова и о музыке говорит, как о живописных полотнах. Сравнивает классического, барочного Баха с современным, новаторским Пяртом.

«Мы видим, что теряет Пярт, и чем не владел Бах в свое время. Это очень важно, это дает такой толчок для размышления, для наблюдений и для проверки самого себя. Я думаю, что слушая Баха, мы лучше понимаем Пярта», - отметила президент ГМИИ имени А.С. Пушкина Ирина Антонова.

«Декабрьские вечера» – пища для эстетов и интеллектуалов, одинаково увлеченных музыкой и пластическим искусством, открытых эксперименту. Потому в афишу «Вечеров» попадают только уникальные программы.

Гольдберг-вариации Баха в транскрипции Дмитрия Ситковецкого и в исполнении «Солистов Москвы» Юрия Башмета звучат с этой сцены впервые. Сам маэстро – в зале: из-за травмы руки сыграть не смог. Передал руководство давнему другу. У Дмитрия Ситковецкого с «Декабрьскими вечерами» – свои, очень близкие отношения.

«Мой первый приезд из-за границы, из эмиграции, был связан именно с этим фестивалем. Я сюда приехал ровно 25 лет назад, в декабре 88-го года. И так получилось, что я был первый из эмигрантов послевоенных», - рассказывает скрипач Дмитрий Ситковецкий.

Приглашение тогда, четверть века назад, музыкант получил от самого Святослава Рихтера, чье имя теперь носит фестиваль. Великого пианиста в Пушкинском музее за роялем помнит и еще один солист вечера – Александр Бузлов. Маленьким мальчиком приходил сюда с родителями. Теперь сам - играет. Говорит, этот зал – из особой категории.

«Зал намоленный, да? Вот к ним относится, наверное, Большой зал Московской консерватории, Карнеги-Холл. То есть намоленный и артистами, и публикой», - объясняет виолончелист Александр Бузлов.

В программе «Декабрьских вечеров» – еще два концерта. Публике снова предложат оценить несколько музыкальных редкостей и определиться: принимать современное искусство – в самом широком его понимании, – или придерживаться классических традиций.


Новости культуры