24.12.2013 | 11:25

В Музее Пушкина открылась выставка "Искусство навевать прохладу"

«Из всех предметов, составляющих туалет элегантной женщины, ни один не может так ловко использоваться, как веер», – говорила мадам де Сталь. Муза французской литературы знала толк в веерном этикете. В наши дни он, по всей видимости, уже точно навсегда канул в Лету. Если не овладеть, то полюбоваться на «искусство навевать прохладу» можно в эти дни в столичном музее Пушкина. Здесь представлено более сотни вееров – «полезных эфиров» и «ширм справедливости» как называли один из самых интригующих дамских аксессуаров. Рассказывают «Новости культуры».

Когда-то их держали белые ручки прекрасных дам – знакомых Пушкина, Тургенева, Жуковского. Эти веера теперь под стеклом, на них можно только смотреть, не трогая руками, и представлять – как в середине XVIII века с помощью этих небольших опахал приглашали на танец или признавались в любви.

«Язык веера должны были знать и мужчины, и женщины, естественно, – рассказывает куратор выставки Ирина Сафонова. – XVIII век для веерного искусства – особый расцвет, подъем. Это искусство владения веером отличало графиню от княгини, маркизу от мещанки».

Существовали и своеобразные пособия, в которых объяснялось – каждой букве алфавита соответствует определенное движение веера. Эти знания забылись с началом Французской революции. И только спустя десятилетия веера вновь заняли свое место в тонких пальчиках, и использовались вплоть до начала ХХ века. Этот веер – создан примерно в 1910 году – небольшие блестки тому доказательство. А этот – в конце XVIII века. На нем изображена свадьба Александра Македонского. 200 лет веерного искусства всего в трех залах».

«Наш музей, и об этом ходят легенды, он начинался с нуля, – говорит директор Государственного музея А.С. Пушкина Евгений Богатырев. – Когда музей был образован, в 1957 году, у нас не было ни одного экспоната. Сегодня в нашей коллекции 170 тысяч единиц хранения. Пришло время, когда мы вдруг осознали, что отдельные веера, находящиеся в коллекции, могут составить уже отдельную коллекцию».

Здесь и веера в стиле маркизы Помпадур – с пасторалями, расписанные гуашью и жидким золотом, и театральные – на них с обратной стороны актрисы писали себе шпаргалки. Здесь же – огромные, из страусиных перьев. Единственный экспонат принадлежит не музею, а представительнице рода Александра Пушкина.

«Веер-бризе из слоновой кости с прорезным ажурным орнаментом в деревянном футляре, с шелковой подкладкой, – показывает Ирина Сафонова. – В общем, замечательный такой экспонат. Подобные веера резали в Европе, в Германии, мы предполагаем, что он происходит именно оттуда».

Фоном к веерам служат костюмы и платья из личной коллекции Александра Васильева, иллюстрации журналов, фотографии модниц. Но главные герои здесь все-таки веера – особые предметы дамского туалета. Не зря во Франции говорили: «Веер в руках красавицы – скипетр на владение миром».

Новости культуры