23.12.2013 | 16:10

«Нашла коса на камень».Спектакль в постановке Сергея Безрукова

Первая премьера на сцене Московского Губернского театра под руководством народного артиста России Сергея Безрукова. Для премьерного показа художественный руководитель, он же - режиссёр-постановщик, выбрал Александра Островского. В основу спектакля Безруков положил сразу несколько произведений драматурга и объединил их под общим названием «Нашла коса на камень». Рассказывают «Новости культуры». 

Встреча барина с цыганами, разговоры о пароходе «Ласточка»… Спектакль «Нашла коса на камень» с первых минут кажется постановкой «Бесприданницы». На самом деле – в основе сюжета – другая пьеса Островского «Бешеные деньги», в которую вплетены фрагменты из некоторых произведений драматурга. За три с половиной часа на сцене разворачивается история, сравнимая разве что с «Сагой о Форсайтах» по закрученности сюжета и количеству персонажей: их здесь больше трех десятков, причем одни перевоплощаются в других.

«Героиня представлена в некоем отражении, в другой героине отражаясь, то есть это то самое зеркало, сценическое зеркало, - объясняет Сергей Безруков. - Она, воспитанная в роскоши, вдруг оказывается в бедности, потому что, оказывается, у нее нет приданного, и она превращается в бесприданницу, понятно, что здесь зашифрована другая пьеса, которую мы знаем, – "Бесприданница"».

От идеи механического переноса действия в наше время Сергей Безруков отказался сразу. Но, тем не менее, параллели между той и этой реальностью сложно не заметить. Избалованная Лидия Чебоксарова у Безрукова становится мечтательницей, а ее расчетливый жених и будущий супруг– наивный, но искренний, влюбленный в свою избранницу, - Савва Васильков, роль которого в этом спектакле досталась Дмитрию Дюжеву. Актер признается: прототип его персонажа - реальный человек. «Он - бизнесмен. Занимается сельским хозяйством. Говорит немножко на о, говорит просто, понятно, но такие вещи доступные, правильные», - отмечает Дмитрий Дюжев.

Режиссер уверен - за почти два века в России мало что изменилось: герои пьесы – по сути - те же люди, что окружают нас сейчас. А сатира Островского в трактовке Безрукова - больше добрая ирония, нежели безжалостный меч.

Новости культуры