20.12.2013 | 10:53

Рождество в "Табакерке"

20 декабря 1845 года, за четыре дня до Рождества, увидела свет повесть Чарльза Диккенса «Сверчок за очагом». В «Табакерке» очаг заменили на печь, а дату премьеры спектакля по самой знаменитой рождественской истории викторианского классика изменять не стали. Рассказывают «Новости культуры».

«Сверчок» в «Табакерке» – само сочетание слов настраивает на домашний, уютный лад. На небольшой, а благодаря декорациям Андрея Рыжего еще более камерной сцене подвала на Чаплыгина, пиликает свою песенку Сверчок – хранитель домашнего очага. А герои Чарльза Диккенса, в париках и исторических костюмах разыгрывают историю – веселую и драматическую – о счастливой семье Пирибинглов, загадочном незнакомце, чёрством владельце игрушечных фабрик Тэклтоне, его сбежавшей невесте Мэй, слепой и наивной Берте – дочери доброго кукольника… Сто лет спустя после первой и единственной постановки в России, осуществленной Борисом Сушкевичем во МХАТе, в «Табакерке» иметь дело со знаменитым «Сверчком» позвали режиссера со стороны – Николая Дручека. Он решил отринуть лубочную сказочность, и в спокойной литературе Диккенса разглядел внутренние конфликты, напряженную борьбу мнений. Сказки сказками, а любое чудо надо выстрадать, самому сделать.

«На первый план должна выйти позиция, когда чудес не бывает, очень хочется чтоб они были, – говорит Николай Дручек. – О них нужно мечтать, их нужно ждать, но они приходят только тогда, когда человек совершает какой-то труд».

Артистов смешали известных – как Михаил Хомяков, Ольга Красько, Федор Лавров, и начинающих – студентов Московской театральной школы Олега Табакова. Каждый из них, перечитав Диккенса, нашел в истории что-то свое.

Для актрисы Евгения Борзых это мужество: «Все мужественные – каждый делает какой-то шаг, решают свою проблему».

«Для меня это история о любви, прежде всего, – говорит актриса Анастасия Тимушкова. – И о том, что в конце обязательно – это ведь сказка, и как в любой сказке, справедливость все-таки восторжествовала».

Маститых актеров очаровала особая трогательность истории. Федору Лаврову достался колоритнейший кукольник Калеб. Во мхатовском спектакле вековой давности эту роль, кстати, играл Михаил Чехов.

«Мне нравится, что это не шекспировские страсти огромные, а какое-то такое более мягкое что-то, – признается актер Федор Лавров. – Вот как-то мне это показалось приятным, что-то что меня задело, скажем так».

Конец у диккенсовской истории простой и счастливый. Недоразумения выяснены, любимые – вместе и счастливы – танцуют, празднуют. Сверчок играет на скрипке. Такова точно судьба «Сверчка» в «Табакерке». Предновогодние дни – отличное время для такой семейной уютной премьеры. Распроданные билеты – лучшее тому доказательство.

Новости культуры