20.12.2013 | 10:39

75 лет назад в Москве открылась Государственная публичная историческая библиотека

Знаменитая Государственная публичная историческая библиотека отмечает 75-летие. Однако история крупнейшего в России научного книгохранилища началась значительно раньше – полтора века назад – с бесплатной общедоступной библиотеки в особняке Чертковых на Мясницкой улице. А в 1938-м Публичная библиотека получила отдельное здание, которое занимает до сих пор. Рассказывают «Новости культуры».

Любимая читальня историков – в лесах. Ремонта за 75 лет здесь не было ни разу. Недавно обнаружили: у библиотеки фактически нет фундамента. Начали с укрепления здания, впереди – замена перекрытий и кровли. Но речь даже не о ремонте, о реставрации: в бывшем доме тетушки Достоевского будут раскрыты своды палат XVII века. Восстановлен интерьер мраморной гостиной.

Из общего читального зала Исторички вывозят на реставрацию массивные дубовые столы. В скором времени и сам знаменитый читальный зал будет закрыт на реставрацию. Его архитектурный облик будет восстановлен по фотографиям конца XIX века. Сколько времени продлится ремонт пока неизвестно. Но книжный фонд будет работать для своих читателей бесперебойно.

Публичная Историческая библиотека в 1938 году была создана для пропаганды только что написанного Краткого курса ВКП(б). Из здания Исторического музея в Старосадский переулок перевезли редчайший дореволюционный фонд и книги еще трех библиотек. В основе Исторички – уникальное 30-тысячное собрание Александра Черткова. В 1938 году Надежда Крупская, отвечающая за библиотечное дело, убедительно просила инстанции: собрание Черткова не делить. Она когда-то дружила с дочерьми мецената – и знала истинную ценность коллекции.

«Мне еще Биллингтон в Библиотеке Конгресса говорил, в чем она уникальна в мире. Это то, что она об истории России на всех иностранных языках, – рассказывает представитель рода Чертковых Николай Чертков. – Там около пяти тысяч – на немецком, около пяти – на французском, испанском, итальянском, славянском, русском.
До революции библиотека покупала или получала в дар богатые книжные коллекции. После – здесь оказались национализированные библиотеки дворянских усадеб, религиозных общин. Новое собрание получилось уникальным и идеологически опасным. Но его не уничтожали – лишь подвергали цензуре.

«У нас сохранилась частная коллекция цензора Остроглазова – это человек, который давал цензурные разрешения на книги в конце XIX – начале XX века, – поясняет сотрудник Государственной публичной исторической библиотеки России Любовь Шицкова. – И, в основном, он изучал и давал разрешения на революционную литературу. И очень многие книги он запрещал как цензор. Но оставлял себе по одному экземпляру».

Однако ученые мужи всегда знали: за глубоко идеологическим статусом учреждения кроются совершенно несоответствующие идеологии фонды. Где доступна литература по истории мировых религий, генеалогии и геральдике. Среди сотрудников и посетителей библиотеки было много людей с «неправильной» биографией.

«Меня потрясло, когда я сюда пришел в 60-х годах в первый раз не как читатель, я был студентом здесь на практике на втором курсе, – вспоминает директор Государственной публичной исторической библиотеки России Михаил Афанасьев. – И я здесь застал кружок сотрудников, которые изучали греческий язык. И во главе этого кружка человек, который брал двуязычные книжки – латинский и греческий – они читали их. Сейчас он священник московский».

Михаил Афанасьев – директор Исторички с 89 года – гордится, что в постперестроечное время здесь появился сектор нетрадиционной печати, где собраны документы политических партий и движений, начиная с 1990-х годов. Что литература из «спецхрана» – теперь в пользовании общего отдела. Что на основе коллекций эмигрантов образован отдел русского зарубежья. Здесь очень надеются через три года увидеть современную технически совершенную библиотеку в подлинных интерьерах.

Новости культуры