17.12.2013 | 09:29

В Петербурге состоялась премьера спектакля "Дон Кихот"

Скандалы на премьерах, похоже, становятся своеобразной приметой современного театрального процесса. Не осталась в стороне и премьера, которую в эти дни играют на сцене театра имени Ленсовета. Спектакль «Дон Кихот» вызвал слишком бурную реакцию зрителей. Но, как выяснилось по ходу действия, не спонтанную. Как режиссёр ответил на вызовы времени – в репортаже «Новостей культуры».

Этот «Дон Кихот» точно не останется одиноким. На премьере в театре аншлаг. Ведь в Петербурге представляют не просто роман Сервантеса, а его булгаковское прочтение – пьесу, которую в Советском Союзе так и не поставили при жизни писателя ни в одном театре. Слишком уж трагичной оказалась в ней действительность – даже, несмотря на зажигательные испанские ритмы.

Кастаньеты и фламенко, и правда, ширма. Как только поднимается занавес, по декорациям расползается мрачная хроника булгаковского времени. В своей тесной мастерской Дон Кихот словно зажат этой чуждой ему жизнью.

«Это пьеса о том, как мир сломал хорошего человека, – говорит заслуженный артист России, исполнитель роли Санчо Пансы Александр Новиков. – Это не тот далекий Дон Кихот – с усами, с бородой – это совершенно какая-то другая история. Это одинокий, ненужный, забытый, даже не отвергнутый – а просто невостребованный жизнью человек».

Рыцарь печального образа, он больше смахивает на душевнобольного. Никакого намека на хитроумного идальго. Сражаясь с ветряными мельницами, Дон Кихот – Мигицко – наивно пытается побороть человеческие пороки. И открыто сказать то, что за всю жизнь так и не успел. Без личного тут не обошлось.

«Ну, одну тайну я могу вам открыть, – говорит Серегй Мигицко. – Там, на сцене, в доме у Дон Кихота висит фотография, где мой дядя – совсем молодой – держит на руках двухлетнего или трехлетнего меня на руках».

Премьера, по сути, бенефис артиста – он давно мечтал об этой роли. К тому же, Булгаков – один из его любимых писателей. Но художественный замысел вызвал в зрительном зале шквал возмущений.

Скандал, как выяснилось через несколько минут, оказался хорошо срежиссированной постановкой. Спектакль словно дал заочный ответ всем поборникам нравственности на театральных подмостках.

«Не важно, ветряные мельницы – это великаны или реальные какие-то злодеи, которых полно за нашими окнами, типа так называемых ленинградских казаков – Дон Кихот всегда за справедливость: за рыцарство, за романтизм, за идеализм», – поясняет режиссер-постановщик Александр Баргман.

Вот только в финале далеко до хэппи-енда. Игра света и теней на сцене – как борьба добра со злом. Уходить – приходится в сумрак.

Новости культуры