13.12.2013 | 15:56

Ушел из жизни классик грузинской литературы Чабуа Амирэджиби

Этой ночью в Тбилиси после продолжительной болезни ушёл из жизни классик грузинской литературы ХХ века Чабуа Амирэджиби. Писателю было 92 года. Последние годы он был лишён дара речи и тяжело болел. «Исповедь быка», «Георгий Блистательный» - он оставил не так много произведений. Но количество сочинений не сопоставимо с их значением. Амирэджиби всегда писал медленно, сперва представляя книгу от начала до конца. А чтобы нарисовать её в воображении, нужна была вся его предшествующая жизнь. Одним из самых известных романов Амирэджиби - «Дата Туташхиа», ставший основой фильма, который смотрела вся страна. Рассказывают «Новости культуры».

Герой, красивый внешне и внутренне, сильный, несгибаемый, верный слову и делу, в которое верит. Таким увидели в конце 70-х на своих экранах советские зрители эпического персонажа, созданного Чабуа Амирэджиби. В основу фильма «Берега» лег роман «Дата Туташхиа» – о дореволюционной Грузии, о судьбе и непростых отношениях двух братьев, о бесконечных поисках правды и справедливости. У Даты Туташхиа, кажется, так много общего с его создателем. Чего стоит несгибаемость Чабуа Амирэджиби.

«Беглец: склонен к побегу» – было написано в его формуляре заключенного. Потомок княжеского рода в наследство получил не только голубую кровь, но и нескончаемые гонения власти. Если собрать вместе все приговоры Амирэджиби, получится 83 года. Дважды враг народа, дважды приговоренный к расстрелу, три месяца он провел в камере смертников. Не казнили, но срок сохранили. В первый раз пытался бежать, когда брали – в 25 лет – по обвинению в вооруженном восстании. Бежал из колонии, отовсюду, где сидел, Однажды удачный побег привел в Белоруссию. По подложным документам он занял должность директора крупного комбината, выезжал в загранкомандировки. Передового руководителя решили представить к ордену. Тут-то и обнаружился подлог. С документальной точностью свои лагерные злоключения Чабуа Амирэджиби описывал в своих романах.

«Его произведения часто не проходили цензурный барьер, – говорит писатель, актер Юрий Рост. – Он и своего “Дату Туташхиа” самозабвенно писал десять долгих лет, принес на печать со словами: “Сомневаюсь, что вы это издадите, но я уверен, что через 15 лет эта книга будет классикой”. Классикой она стала уже через пять лет и принесла писателю Государственную премию».

«У Чабуа Амирэджиби было много друзей, – рассказывает режиссер Темур Чхеидзе. – Кровно связан он был с теми, кого принято называть “шестидесятниками”. С Евгением Евтушенко, Булатом Окуджавой, Беллой Ахмадулиной».

Четкую, несгибаемую позицию Чабуа Амирэджиби сохранял всю жизнь, был верен своим идеалам. Не боялся критиковать то, что происходило в последнее время в его родной Грузии. Считал: подлинных интеллигентов нельзя приручить. Даже болезнь, лишившая голоса, была не в силах лишить его права говорить о непреложных истинах. Свои послания писал маркером на пластмассовых дощечках. Три года назад Чабуа Амирэджиби получил благословение постричься в монахи. Из-за болезни ему разрешили не покидать дома. «Моя келья – мой рабочий кабинет», – говорил писатель. Он не был отшельником, просто именно так предпочитал общаться с миром.

Читайте также:
Ушел из жизни Чабуа Амирэджиби>>>

Новости культуры