11.12.2013 | 12:38

Концерт памяти Александра Солженицына

В ряду событий, связанных с 95-летием со дня рождения Александра Солженицына, каждое удивительным образом отсылает к отдельным эпизодам жизни писателя, философа, общественного деятеля, отца семейства. Каждой грани соответствует свой масштаб. Концерт, который состоялся 10 декабря, накануне юбилея, в Большом зале столичной консерватории, следует считать важным нюансом. Он посвящён знакомству Солженицына и Шостаковича. После личных встреч в Москве и на даче Ростроповича в Жуковке они были вынуждены ограничится перепиской. Актёр Александр Филиппенко и музыкант Алексей Уткин назвали свою концертную программу «Отраженье в воде». Это программа для драматического актера, солиста и камерного оркестра. Рассказывают «Новости культуры». 

Наталия Солженицына, вспоминая о дружбе Шостаковича и Солженицына, не скрывает волнения. Для писателя это были годы выживания. Они познакомились в 63-м. Тогда книги Солженицына ходили в самиздате. За них давали срок. Шостакович не просто читал – мечтал написать оперу «Матренин двор».

Алексей Уткин большинство книг Солженицына прочитал тоже в самиздате. Не только «Архипелаг Гулаг» и Раковый корпус, но и «Крохотки», запрещенные властями. Солженицын просил их не прятать - «давать хорошим людям». В 64-м их напечатали на Западе. Русская эмиграция зачитывала до дыр. Спустя тридцать лет то же произошло в России. В этот вечер - музыка Шостаковича и слово Солженицына звучат со сцены консерватории – в шестидесятые никто не мог даже представить, что такое возможно.

Александр Филлипенко эту фотографию Солженицына хранит в своем архиве. Много лет играет в театре «Практика» моноспектакль «Один день Ивана Денисовича». Книги Солженицына знает наизусть.

У Шостаковича - 24 прелюдии. Он написал их в 33-м. За рекордные 60 дней. В этот вечер – звучат девять, созвучные прозе Солженицына, в которой правда и боль, ирония и ностальгия.

Впервые опубликованы два письма Шостаковича и Солженицына, где откровенно оба писали о запретах, гонении, - когда мир рушился… и быть свободным означало - быть гонимым. В финале концерта адажио из балета «Светлый ручей» и слова молитвы, как легко мне жить с тобой, Господи.


Новости культуры