05.12.2013 | 09:35

Юбилей первой отечественной футуристической оперы празднуют в двух столицах

В Русском музее сегодня открывается выставка «До и после квадрата», посвящённая Казимиру Малевичу. Идея экспозиции отсылает к истории необычного спектакля, для которого основоположник супрематизма делал костюмы и декорации. И занавес – с чёрным квадратным солнцем. Премьера оперы «Победа над солнцем» – либретто Велимира Хлебникова и Алексея Кручёных, музыка Михаила Матюшина – состоялась в Петербурге 100 лет назад, в декабре 1913. В честь юбилея оперный манифест русского футуризма реконструируют. Рассказывают «Новости культуры».

Черный квадрат – как точка невозврата. Форма, поделившая историю искусства на до и после. Но впервые Малевич – по его признанию – пришел к идее «нуль формы», альфы и омеги супрематического языка именно в опере «Победа над солнцем». Один из разделов выставки в Русском музее и посвящен опере, которую называли выстрелом в прошлое. Он был настолько громким, что и спустя 100 лет слышно. Теперь слышно и видно в театре Стаса Намина.

История создания оперы началась в июле 1913. Тогда Матюшин, Малевич и Крученых провели съезд баячей будущего – так называли поэтов-футуристов. С пафосом провозгласили: «Большим и Малым нет места в сегодня!», в своем воображении изгнав из современности все традиционные театры. И задумали написать оперу будущего - «Победу над солнцем».

«Здесь можете посмотреть даже на эту фотографию – видно, в какой обстановке все это создавалось – то есть это были по-настоящему веселые люди», – показывает сотрудник Музея органической культуры Анатолий Коробейников.

В Музее органической культуры в Коломне хранятся подлинники либретто с пометками автора, рукописные ноты Михаила Матюшина. Вот, например, рукой Крученых написано: «Пусть я закричу петухом после третьего выстрела и меня разрежут – кабель, соединяющий новый и старый миры». Это был музыкально-живописный бунт против старого мира, который и символизировало солнце. Музыка – диссонансы, слово – заумь, образ – протосупрематизм.

Опера «Победа над солнцем» была показана лишь дважды – 3 и 5 декабря, в чередовании с выступлениями Владимира Маяковского. Как и желали авторы, реакция зрителей была разной – от шока до восторга. Больше её – в оригинальном виде - никто и никогда не видел.
Но «Победа над солнцем» продолжала будоражить. Эль Лисицкий в 20-е делает свои эскизы-фигурины к опере, превратив её в электро-механическое шоу.

«Торжество механицизма. Собственно, сама идея этой оперы – победа рационального начала над органикой, над солнцем – человеческим разумом», – говорит сотрудник Третьяковской галереи Нина Белохвостова.

Оперу несколько раз пытались реконструировать. В Нью-Йорке, Москве, Санкт-Петербурге. Но исследователи попытки эти оценили невысоко.

«Это было настолько радиоактивной мощью это действие, что память о нем – генетическая и культурная память, – отмечает композитор Владимир Мартынов. – Люди хотят к этому прикоснуться, но силенок просто нет».

Тем не менее, в год 100-летия оперы – еще несколько реконструкций.

«Главная идея была в том, чтобы не допустить никакой отсебятины, никакого отвязного творчества, – рассказывает руководитель Театра музыки и драмы Стас Намин. – Мы, фактически, главное, что внесли от себя, от сегодняшнего времени – это драйв».

В постановке задействован оркестр в 120 человек, самые современные электронные инструменты, заново воссозданы костюмы, декорации. Так увиделась эта опера 100 лет спустя постановщикам. А вот как увидят ее зрители? Тогда, в 1913-м, все закончилось тем, что шокированные зрители требовали для объяснений автора. Администратор уверял, что автора уже отправили в сумасшедший дом. Это был грандиозный скандал и не менее грандиозный успех. А «Победа над солнцем», обернувшаяся победой футуристов, стала оперой-призраком, которую никто не видел, но хотел бы увидеть.

Новости культуры