05.08.2011 | 11:14

Возвращение к истокам Василя Ханнанова

Выставка Василя Ханнанова открылась в музее Востока. Искусствоведы сравнивают живопись известного башкирского художника с «культурологической головоломкой», для расшифровки которой зрителю требуется немалый багаж исторических знаний. В той же манере выполнена и эта серия полотен, названная строкой из Корана – «Вспомните Меня, и вспомню Я вас». Но в данном случае это еще и очень «личная история» для самого мастера. Рассказывают «Новости культуры».

В названии выставки упоминание Всевышнего, вы вспомните Меня, но для художника Василя Ханнанова не менее важен личный подтекст. Эти работы – обращение к предкам, в частности, воспоминание о бабушке, которая в советские времена прятала свой старый Коран и лишь в конце 80-х, когда страна вспомнила о своих истоках, передала внуку. В его картинах старая книга обрела новую жизнь.

«Коран был очень потрепанный, без начала и без конца, мне стоило больших усилий восстановить недостающие страницы, – говорит художник. – Это все ксерокопии, страницы потрепанные, изъеденные, каких-то нет, и я оставлял просто пустые страницы, как в Покаянии, где отсутствуют эти страницы».

В исламе запрещено изображение живого существа. Создавая свои работы, Василь Ханнанов следует этой традиции. Тексты Корана окружены зашифрованными в красках эмоциями и мыслями художника.

«Мне очень нравится идея свитка на полотне, – говорит переводчица Корана Валерия Порохова. – Что автор сделал? Он берет суру Корана, определяет ее тематическую составляющую, и каким-то душевным порывом дает в тех красках, которые соответствуют содержанию. Это очень интересная техника. Это новое в искусстве».

Все высказывания Василя Ханнанова имеют личную интонацию. В одних работах, пожалуй, самых пронзительных – арабская каллиграфия в ажуре бабушкиного старого платка. А в других можно уловить переклички с библейскими сюжетами.

«В некоторой степени это была иллюстрация, попытка дать понять, что все едино. Величайшие книги они только учат одному», – говорит художник.

Василь Ханнанов признается, арабский язык так и не осилил, читал Коран в переводе, но арабская вязь, по его мнению, сама по себе имеет магическую притягательность и будоражит фантазию художника. Эту непонятные для многих, но завораживающие письмена, художник переводит на эмоциональный язык живописи.