05.08.2011 | 19:37

Исторические портреты скульптора Леонида Баранова

Известный московский скульптор Леонид Баранов находится в постоянном диалоге с русской историей и культурой. Признанный мастер монументально-декоративной скульптуры, он предпочитает жанр исторического портрета. Его привлекают выдающиеся государственные деятели, полководцы, поэты, писатели. Работы скульптора Леонида Баранова можно встретить в Москве и Архангельске, в Баден-Бадене и Роттердаме. Над чем сейчас работает скульптор? Съемочная группа «Новостей культуры» побывала в его мастерской. 

Его герои не просто известные люди. Для Леонида Баранова они стали настоящими друзьями. И Пушкин, и Гоголь, и Достоевский… Кажется, с каждым он съел не один пуд соли. Скульптору просто неинтересно работать иначе.

«Можно ведь немножко присочинить, догадаться, вообразить себе что-нибудь эдакое. Вот, наверное, это и есть интерес», – полагает он.

Сейчас интерес Леонида Баранова вызывает история государства Российского. Он уже лепил Петра Первого, Павла Первого, Екатерину Вторую . И вот – Петр Третий. Фигура неоднозначная, вовсе не героическая. Но Баранов уверен: памятник этому правителю неплохо смотрелся бы, например, в Петербурге.

«Это человек от которого я ждал каких-то интересных деяний. И если он не успел совершить, то это его беда, нежели недостаточность», – говорит скульптор.

Любимый материал Баранова – бронза. Только из нее скульптуры получаются такие тонкие, изящные, словно летящие. Друг и коллега Сергей Мильченко вспоминает, как впервые увидел Баранова за работой.

«Абсолютно живое, гармоничное восприятие формы и способ ее передачи. У меня абсолютная убежденность, что так научить нельзя. Это божий дар, иначе я себе это не объясняю», – заверяет друг мастера Сергей Мильченко.

Он постоянно что-то лепит. Дома, в гостях, во время интервью… Кажется, без пластилина в руках его никто не видел. Сын Петр смеется – папа лепит, как дышит.

«Какие-то гости у нас сидят, разговаривают, а он сидит и прорабатывает какую-то головку, пальчики, и это совершенно вошло в традицию», – рассказывает Петр Баранов.

Его Достоевский стоит в Баден-Бадене, Петр Первый – в Роттердаме. Баранов ежегодно устраивает выставки по всей России, да и за рубежом он не обделен вниманием. Счастлив, что может слепить кого угодно. Если, конечно, подружится. Друзья отвечают взаимностью. Некоторые уже подарили Баранову семь его собственных портретов.