13.11.2013 | 10:51

Эймунтас Някрошюс представляет спектакль "Книга Иова"

Подмосковная усадьба Станиславского в очередной раз стала площадкой для творческого эксперимента. Эймунтас Някрошюс представил на сцене «Домашнего театра» Любимовки «Книгу Иова» - по мотивам Ветхого Завета. Эта постановка стала событием итальянского фестиваля «Цикл классических спектаклей» в сентябре. Теперь новую работу знаменитого литовского режиссера смогли увидеть и оценить единомышленники в России. На закрытом показе побывали корреспонденты «Новостей культуры».

В имении «Любимовка» Эймунтас Някрошюс не в первый раз. Около десяти лет назад он полюбил эти места, где жил Константин Станиславский в молодости. И где зарождались традиции его театральной системы. Режиссер говорит – большая честь показывать «Книгу Иова» в этих святых для театралов местах.

Здесь он всегда вспоминает, как в 2003-м ставил «Вишневый сад» с Максаковой, Мироновым, Петренко. Тогда приезжал сюда сажать вишневые деревья. Теперь Някрошюс – один из самых почетных гостей проекта «Вишневый сад в Любимовке».

«Всё тут знакомое – все деревья, собаки, речка, строения, – говорит режиссер. – Тут совсем по-другому было. И сейчас это преобразовалось. Очень хорошее театральное место».

От тем приятных, ностальгических – к сложным библейским Някрошюс переходит неохотно. О своих спектаклях литовский режиссер говорить не любит. «Книга Иова» – его второе обращение к текстам Ветхого завета. После пронзительной «Песни песней».

«Это, во-первых, прекрасная литература, – отмечает Эймунтас Някрошюс. – Прекрасная философия. И каждого человека мучают те же самые вопросы, на которые нет ответа».

На эти вопросы – о смысле страданий, о силе веры, о любви к Богу – здесь ответов тоже не будет. Спектакль Някрошюса – это знакомство, причем своеобразное, с текстом самой Книги. И Иов здесь – скорее, собирательный образ людей мучающихся и преследуемых.

«Там говорится, конечно, про евреев, но я думаю, что это наднациональная история, переходящая все границы, – говорит актер Ремигиюс Вилкайтис. – Я говорю – это про простых людей, про нормальных, а их множество. Это общая история».

Сколько толкований происхождения и сути «Книги Иова», столько трактовок может быть у этой постановки. Под стать особому библейскому слову – здесь скрыто всё за символами и метафорами. Гроздь горящих, горячих электрических лампочек на шее Иова – это груз его страданий и болезней? Как расшифровать медитативный полет ящиков из-под письменного стола? И вратами куда он периодически становится? Зритель решает сам.

«Письменный стол – так это было очень интересно, – признается актер Вигандас Вадеиша. – Режиссер просто говорит: “У меня дома стоит такой стол, и я бы хотел такой стол на сцене”. И он не появился. И тогда режиссер взял свой стол и привез на репетицию. Так это его собственный стол. И мы его очень бережем. Потому что это ж его стол!»

«Обнаженно-субъективным произведением» и «потрясающе мощным высказыванием» назвали этот спектакль в Италии, где были первые закрытые показы. Но премьеру Эймунтас Някрошюс планирует на зиму и, конечно, дома – в Литве.

Новости культуры