11.11.2013 | 11:11

Валентин Гафт и Лия Ахеджакова готовятся "сыграть в джин"

Галина Волчек прервала затянувшееся творческое молчание. Художественный руководитель «Современника» уже лет десять не ставила спектаклей. И вот – долгожданная постановка. Подходят к концу репетиции пьесы американского драматурга Дональда Кобурна «Игра в джин». Премьера намечена на декабрь. Рассказывают «Новости культуры».

За месяц до премьеры они говорят между собой на своем особом языке, понимая друг друга в обход точных слов и конструкций. Вместе ищут интонации и оттенки. Вместе волнуются.

Звезды старшего поколения «Современника» – Валентин Гафт и Лия Ахеджакова – давно не играли премьер. В этом одна из причин выбора пьесы «Игра в джин». Сама Галина Волчек впервые увидела ее в 78-м на Бродвее. И – влюбилась.

«В первой половине спектакля я подумала: если бы Станиславский проснулся и посмотрел бы все, что мне показали, он бы в ужасе захлопнул крышку гроба, – говорит Галина Волчек. – И только один раз он бы улыбнулся и постарался привстать – это был спектакль “The Gin Game”».

Тогда же, в Америке, Волчек получила в подарок право на постановку. Однако вскоре подарила это право Георгию Товстоногову – у нее в то время не было возрастных актеров на главные роли. Спустя больше 30 лет нужный момент наступил. «Игра в джин» – история встречи двух пожилых людей в муниципальном доме престарелых – оказалась созвучна ее любимым актерам.

«Когда жареный петух клюнет, начинаешь так понимать, так сочувствовать, так всей своей кожей воспринимать, – говорит Лия Ахеджакова. – Когда говорят, что где-то в мире сгорел дом инвалидов или дом престарелых».

«Но тут сидящий, сытый, довольный, любящий, влюбленный, смотря эту пьесу, обязательно болевую точку эту найдет и в себе, – говорит Валентин Гафт. – Потому что как бы они ни жили, в зависимости от того, что с ним происходит, он обязательно столкнется с тем – почему, где. Это зараза, это страшная вещь».

Два человека, которые давно никому не нужны, но все еще живы – страдают, болеют, чувствуют. Бывший бизнесмен Мартин Веллер и менеджер Фонсия Дорси неожиданно сходятся на игре в джин – их азарт сродни желанию утопающего ухватить соломинку. Если выиграть в джин – может, и у жизни кое-что да получится отыграть. Но пока что артистам приходится отыгрывать и побеждать текст пьесы. Работа идет нелегко.

«Оказалось, что тут текст, который ходит по кругу, – отмечает Лия Ахеджакова. – Я еще с таким не сталкивалась. Более того, его дикое количество, но он весь повторяется. Но в разных модификациях. Тут чуть-чуть иначе. И голова не может это удержать».

Исполнители ролей одиноких заброшенных стариков во время работы окружены на редкость внимательной творческой командой. Павел Каплевич еще в сентябре полностью придумал пространство сцены, до сих пор сам выверяет малейшие детали. Для визуальных спецэффектов пригласили специалиста из Московского театра Теней. За музыку отвечает композитор Александр Бакши. Все дружно они оттачивают мастерство игры в джин – в прямом и переносном смыслах.

Новости культуры