08.11.2013 | 10:32

В Большом театре – премьера балета "Марко Спада"

Большой готов к очередной премьере сезона. Сегодня на исторической сцене главного театра страны станцуют историю благородного разбойника – балет «Марко Спада» на музыку Даниэля Обера. Постановщиком стал всемирно известный французский хореограф и реставратор забытых шедевров в области балетного искусства Пьер Лакотт. В новой редакции балета либретто и музыка остались прежними, а вот количество танцев увеличилось. На генеральной репетиции спектакля побывали корреспонденты «Новостей культуры».

Комедийно-романтичную историю разбойника Марко Спада Пьер Лакотт ставил на сценах Рима, Парижа, Монте-Карло. Теперь балет в афише Большого. В Парижской опере, партия была сделана специально на Рудольфа Нуриева. Здесь премьеру танцует Дэвид Холберг. Даже по меркам Большого, балет масштабен. Его репетируют четыре состава исполнителей.

Сергей Филин, вернувшись в театр после долгого лечения, сразу включился в репетиционный процесс. Худрук. сам когда-то танцевал в балете Лакотта «Дочь Фараона». Знает чего стоят его балеты. Настоящее испытание для артистов.

«Это очень трудная мелкая техника, очень много воздушных трюков, – поясняет Сергей Филин. – У мужчин и у женщин сложные партии. Много вариаций».

Вслед за «Дочерью фараона» Лакотт снова сделал роскошный спектакль. Сам хореограф, впервые за много дней, не в репетиционном, а в зрительном зале. Постановку «Марко Спада» считает прекрасной авантюрой, он делал не только хореографию, но и эскизы костюмов и декораций.

«Мне кажется, этот спектакль создан специально для этой труппы, которую я очень люблю, – говорит Пьер Лакотт. – Я добавил несколько танцев, новое па-де-де и новые вариации для главных героев. У Маркизы появились четыре подруги, а у Марко Спада – два друга».

С балетной труппой на сцене ученики московской академии хореографии и тридцать артистов миманса. Здесь не только много массовых сцен, но и пантомимы, за которой с улыбкой наблюдают даже главные исполнители.

«Смотрим на смешную пантомиму, перед глазами Нуриев, интересно, как наши ребята с этим справятся», – говорит прима-балерина балетной труппы Большого театра Ольга Смирнова.

Ольга Смирнова совсем недавно была Татьяной в балете Джона Кренко «Онегин», теперь партия маркизы Сампьетри. Минимум драматизма, максимум аристократизма.

Дэвид Холберг балеты Лакотта никогда не танцевал. Здесь пришлось не только примерить на себя плащ разбойника, но и освоить воровские повадки. Ведь его герой – грабитель.

«Для меня это был вызов, – признается Дэвид Холберг. – Надо было не только освоить мелкую технику танца, где весь акцент на стопы, но и передать характер, а он очень не простой: с одной стороны – аристократ, с другой – грабитель».

На идею «Марко Спада» работали все цеха. Пять смен декораций: пышные вуали, прозрачные тюли, горящие свечи, мраморные колонны, дворцы. Евгения Образцова в партии Анжелики – дочери Марко Спада.

Первоначально Пьер Лакотт сделал эту партию на свою жену, Гэлен Десмар, балерину, тонко чувствующую романтический стиль. Она специально приехала в Москву, чтобы увидеть, как примы Большого будут исполнять партию, в которой когда-то блистала. В которой нужен не только танцевальный, но и актерский дар перевоплощения.

«Героиня в начале аристократична, а в третьем акте видим ее разбойницей – резкая смена характера», – отмечает прима-балерина Большого театра Евгения Образцова.

В афише Большого уже есть один балет про разбойников – «Корсар». Но конкурентами с «Марко Спада» они вряд ли станут. Слишком разные сюжеты и сами герои. Им придется мирно ужиться на одной сцене – к тому же, Пьер Лакотт подписал эксклюзивный договор с театром, по которому «Марко Спада» будет идти только в Большом.

Новости культуры