05.11.2013 | 09:41

Роман Феодори предложил свой рецепт "Укрощения строптивой"

В минувшую пятницу в Театре наций состоялась премьера. Лауреат «Золотой маски» Роман Феодори поставил «Укрощение строптивой». Режиссёр испытывает особую любовь к ранним комедиям Шекспира – с их весельем и переодеваниями. Но ставить эту пьесу по классическим канонам молодому Феодори было скучно – и он принял нетривиальное решение. Корреспонденты «Новостей культуры» оценили масштабы современной шекспировской трансформации. 

На сцене – металлические конструкции, и звучит современная музыка. Кажется, о классическом прочтении Шекспира можно забыть. Для новой постановки «Театр Наций» пригласил Романа Феодори. Представителя нового поколения театральной режиссуры.

Он согласился на «Укрощение строптивой», не перечитывая текст. И чуть не пожалел. Оказалось, русские переводы не отражают ни сути происходящего, ни ироничной игры слов. И начали почти с научного семинара.

«Пригласили Энис Эндрс – это актриса американская. Очень изучающая Шекспира. Мы сидели читали пьесу и пытались понять значение каждого слова», – рассказывает заместитель художественного руководителя «Театра Наций» Роман Должанский.

Выяснили: несмотря на любовную войну, Катарина и Петруччо говорят изначально на одном, отличном от всех языке. И в этом залог счастливого финала. За новейшими адаптациями и современным чувством юмора обратились к Дмитрию Быкову.

«Текст шекспировский – тот канонический, английский, несет в себе очень много интеллектуального юмора, там очень много строится на игре слов, подхватывают друг друга герои, играют словами в пинг-понг, превращая это то в дуэль, то в схватку», – рассказывает Роман Феодори.

Они смакуют и игру слов, и игру в этих героев. Ведь на самом деле спектакль разыгрывают на военной базе. В программке так и значится: «Повариха в роли Катарины», «Штрафник в роли Петруччо», «Фельдшер в роли Бьянки».

«Это игровая форма существования, – говорит Чулпан Хаматова. – Театр детства, площадной театр. Театр-цирк».

В этом цирке будет и свой передвижной оркестр с трубачом, и жонглеры, и акробаты на батуте. Фарсовый дух во всём. Масса фривольных шуток, переодеваний и двусмысленностей.

«Мой герой – не мачо изначально здесь, поэтому это тоже момент превращения, когда он по ходу пытается становиться для неё тем – может, неправильно – каким должен быть мужчина для женщины», – поясняет актер Рустам Ахмедов.

Превращение ещё и в том, что главную мужскую роль до последнего репетировал другой актер. Он отказался. И Рустам Ахмадеев за 20 дней сумел идеально вписаться в эту авантюру и в актерское хулиганство.

Новости культуры