30.10.2013 | 11:26

В Петергофе перешли на новый режим работы

В конце октября в Петергоф пришла зима. В Русском Версале она начинается точно по расписанию, независимо от погоды. Музей-заповедник переходит на новый – зимний режим работы. Некоторые дворцы до мая закрывают для посетителей, в часть музейных помещений вход будет ограничен. Что происходит за закрытыми до весны дверями Петергофских дворцов, рассказывают «Новости культуры».

Во время туристического сезона этот подъемный стол движется строго по расписанию – шесть рейсов в неделю. В петергофском «Эрмитаже» он – главный экспонат, а демонстрация принципа его работы – самый зрелищный элемент экскурсионной программы.

Если соединить стол и лифт, то получится фактически скатерть-самобранка, которая исполняла любые желания императорских особ. На этом стуле, например, любил сидеть Александр Третий. На грифельной табличке пишем название блюда. Допустим «Пирог». Табличку кладем под тарелку. Затем дергаем за шнурок. Наш заказ опускается вниз, в буфетную.

Пару столетий назад расстегай с рыбой на тарелку положили бы слуги. Сейчас это делают реставраторы. Музей закрыт, стол должен двигаться. Длительный покой вреден для механизма. Привычные путешествия между буфетом и гостиной – каждый вторник. Спуски и подъемы проходят без зрителей, но под строгим контролем специалистов.

«Проверить натяжение канатов: хорошо ли опускаются тарелки, как работает подъем стола. Все это записываем в журнал. У нас есть журнал состояния стола, и если есть какая-то неисправность, то мы ее устраняем», – рассказывает реставратор Александр Лещев.

В этот раз механизму назначили профилактическое лечение – в подвале. Канат, на котором закреплен один из противовесов, ослаб. Конструкцию разобрали, пеньковую веревку – подтянули. Несмотря на отсутствие многочисленных посетителей, музей не впадает в зимнюю спячку. Костюмы пылесосят, натирают паркет, чистят экспонаты, восстанавливают позолоту. Имперский лоск к новому туристическому сезону наводят полгода.

«Когда посетители приходят и говорят, как интересно, как это чисто и красиво – они, наверное, не подозревают, что это большая, трудоемкая и постоянная работа, – говорит сотрудник павильона «Эрмитаж» Ирина Стёпичева, – Если Монплезир закрыть на ключ, а вернуться только весной, то он просто-напросто погибнет».

Проветривание – вопрос выживания «Монплезира». Также как и ежедневная инспекция подвала. Воду оттуда периодически надо откачивать – дворец стоит на берегу моря. Дрова, как и камин здесь просто элемент декора. Если Монплезир отапливать, погибнут уникальные росписи на потолке, которые были созданы в начале восемнадцатого века. На них осядет влага. Так что, например, минус тридцать на улице означает – минус тридцать в самом музее. Триста пятьдесят экспонатов увезли в специальное хранилище – они не перенесли бы такие экстремальные условия. Даже с голландских стульев сняли сиденья обтянутые сафьяновой кожей. В «Монплезире» остается зимовать лишь громоздкая мебель. Но в опустевших залах, среди столов и буфетов продолжают нести дозор хранители музея.

«Записываем температуру и влажность, осматриваем росписи, осматриваем все интерьеры и затем, естественно, переходим в служебное помещение, – рассказывает хранитель экспозиции дворца «Монплезир» Наталья Курочкина. – Приходим сюда каждый день. Но, конечно, постоянно мы здесь не находимся. Просто контролируем, присутствуем рядом».

Некоторые музеи перешли на режим работы выходного дня. В частности – Большой дворец. А «Эрмитаж» и «Монплезир» – вообще официально закрылись до мая. Но если в главный дворец – в порядке исключения – могут пустить организованную группу, то увидеть интерьеры старейшего здания Петергофа посетители смогут разве что через окна.

Новости культуры