30.10.2013 | 13:56

Странный диалог с Данилой Козловским на “Культуре” (НГ)

В выходные на телеканале «Культура» актер Данила Козловский рассказал ведущей Дарье Спиридоновой в «Белой студии» о своих любимых книгах и фильмах. Оказалось, что неподготовленный зритель может не понять сюжетных хитросплетений передачи, призванной делиться плодами просвещения.

Программа была построена как непринужденная беседа, у которой нет внятного направления. Диалог между ведущей и артистом то фокусировался на обсуждении общих понятий (любовь, свобода, гордость), то, в лучших традициях джазовой импровизации, менял тему по никому неизвестной логике. От первой попытки прочесть «Идиота» в 7 лет разговор переходил к смыслу пушкинского «Признания», а затем следовала попытка разобраться в мотивировках Фердинанда из «Коварства и любви» (эту роль Козловский играет в спектакле Льва Додина по одноименной пьесе Шиллера). В таких условиях ощущение непринужденности не возникнет, даже напротив - при взгляде на белый экран, на стерильные стены и пол могут возникнуть не самые приятные ассоциации (морг, некоторое потустороннее пространство). Им под стать манера съемки: оператор постоянно демонстрирует затылок гостя, можно сказать, дышит в спину. Из-за странного поведения камеры и общих вопросов складывается впечатление, что пришел приятный собеседник, а что с ним делать – непонятно.

Занятно, что аналогичная ситуация может сложиться с актером и в отечественном кинематографе. Данила Козловский на сегодняшний день один из самых успешных российских киноактеров, человек, который может привлечь массового зрителя к новому фильму, а с недавних пор он еще и русский в Голливуде (он снимается в «Академии вампиров»). Карьерный рост, перспективы за океаном и работа в театре – это далеко не все, что есть сейчас у Козловского. Между тем он действительно находится в белой комнате, перевалочном пункте. За последние годы все чаще можно увидеть российских актеров в американских фильмах (два сравнительно свежих примера – Юлия Снигирь в пятом «Крепком орешке» и Светлана Ходченкова в кинокомиксе «Росомаха: Возмездие»). Однако назвать обе роли (тем более - обе картины) удачными, язык не поворачивается. Зато это отличный маркетинговый ход для того, чтобы привлечь российскую аудиторию: для отечественного зрителя важен сам факт участия земляка в американской продукции, а не ее качество и уровень роли. Это похоже на ситуацию, в которой актер готов играть роль вне зависимости от качества постановки (хорошо сыграть Гамлета, Годунова, Высоцкого). О том, как быстро публика готова сменить хвалу на язвительные подколы, можно наблюдать на примере Сергея Безрукова. Вопрос в том, в каком направлении артист пойдет после «белой комнаты».

Диалог с Дарьей Спиридоновой показал, что Данила Козловский может встать и пойти в правильном направлении. Он фактически взял на себя роль ведущего в разговоре, сам переходил от одной роли к другой, когда начиналось общее философствование: что же такое гордыня, любовь и каково это – обманываться не в любви, а... Повисавшие многозначительные паузы, видимо, требовали от Козловского поделиться какой-то тайной, о существовании которой он, кажется, и сам толком не знал. При этом актер направлял словоохотливость ведущей в верное русло, как порой деликатно придерживают за локоть даму, которая с трудом стоит на ногах и не очень хорошо владеет речью после затянувшейся вечеринки. Именно в такой беседе обнажается то, насколько некоторым (на самом деле – многим) ведущим хочется говорить больше гостя.

Когда очередная сюжетная линия заходила в тупик, Спиридонова или Козловский вспоминали хорошую книгу или фильм – и начинали обсуждать ее. Кто он – загадочный Гэтсби? Или – какая новелла в «Реальной любви» Ричарда Кертиса самая лучшая? Все интересующие Козловского герои и люди должны были сложиться в мозаику, в общую картину, но складывались они с трудом, будто бы из нескольких передач и интервью, очень уж хаотично все подавалось. Вдобавок в «Списке Козловского» роман Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», упомянутый в беседе, превратился в фильм Милоша Формана. Хорошая иллюстрация для идеи внимания и искренности, о недостатке которых сокрушались и ведущая, и артист.

Примечательно, что предыдущим гостем «Белой студии» был Антонио Бандерас, приезжавший в Москву, чтобы представить мультфильм «Джастин и рыцари доблести». В этом мультфильме актер озвучивает одного из героев, но российский зритель все равно не услышит голос знаменитого испанца, если, конечно, не найдет возможность увидеть картину с оригинальной звуковой дорожкой. Бандерас – один из тех европейских актеров, которые пробились в Голливуд и теперь могут позволить себе сниматься для удовольствия. Такое соседство заставляет задуматься: возможно, Козловский – наш Бандерас? Или это остатки желания переиграть Америку на ее же поле?

ng.ru