28.10.2013 | 13:09

Московскому художественному театру - 115 лет

В ближайшие дни не раз будет повод вспомнить об исторической встрече Станиславского и Немировича-Данченко в Славянском базаре. Об их решении создать новаторский театр, который был бы лишен, как писал Станиславский, «ложного пафоса, актёрского наигрыша, ничтожного репертуара». О принципе общедоступности, от которого, правда, довольно скоро новому театру пришлось отказаться. О двойном руководстве театром, о котором блестяще рассказал Булгаков в «Театральном романе». О театре, который есть и миф, и легенда, и живой организм. Московскому художественному исполняется 115 лет. Рассказывают «Новости культуры». 

Бронзовые, серебряные и золотые чайки каждые пять лет залетают к тем, кто служит делу Московского художественного. Технические работники, преподаватели, артисты и худруки удостаиваются одинаковых наград «за выслугу лет». Через 15 – чайка именная, потом – серебряная, золотая, после 30 – дарят золотое кольцо и ценные подарки. Традиция началась с Чехова. И триумфа его любимой пьесы во МХАТе.

Это был седьмой спектакль. МХАТ наощупь искал своё. «Царь Федор» удался необыкновенно», - рассказывает доктор искусствоведения, театровед Татьяна Шах-Азизова.

Дальше пошли поиски себя: Шекспир, Гольдони. Всякая всячина, хотя и классическая. Вдруг «Чайка», и что-то началось. И, конечно, тогда не сам театр, ни Чехов не понимали, что же они сотворили, и что в мировое пространство выпустили. Потому что это был шаг не просто театра к самому себе, это начинался театр XX века.

После провала в петербуржской Александринке, во МХАТе «Чайка» шествует триумфально, пленяя зрителей искренностью, задушевностью, достоверностью.

«Если вы пересмотрите переписку Немировича-Данченко и Станиславского, особенно первые полтора сезона, просто почти с какой-то женской маниакальной настойчивостью они спрашивают друг у друга: "А успех будет? Успех будет?" Они были живые, сомневающиеся в своем совершенстве театральные деятели», - отмечает художественный руководитель, директор театра Олег Табаков.

Чайку-символ театра придумывает Федор Шехтель. В 1902 году МХАТ обживает реконструированное архитектором здание в Камергерском, где появился поворотный круг сцены, раздвижной занавес вместо подъемного и на нем – парящая над волнами белая чайка.

«В 1901 году Чехов подарил такой жетон всем участникам спектакля «Чайка» и «Дядя Ваня». Вот жетон, подаренный Немировичу-Данченко. Когда мы его открываем, здесь написано: "Ты дал жизнь моей «Чайке». Спасибо". И фотография – Чехов с участниками спектакля "Чайка"», - показывает заместитель директора музея Московского художественного академического театра Мария Полканова.

Раритеты прошлых лет – в специальном хранилище музея МХАТ для особо ценных вещей. По ним можно изучать историю театра, искусства, страны.

В 1908-м отдают дань создателям: Немировичу-Данченко, Станиславскому и меценату Савве Морозову, который полностью финансировал реконструкцию театра. К 35-летнему юбилею – это 33-й год – Морозова на знаке уже нет. Меняется и спектакль. В 60-х, к вековому юбилею Чехова, режиссеры соревнуются: чья «Чайка» лучше?

«Первым поставил Анатолий Эфрос совершенно невиданную, резкую, вызывающую "Чайку". Потом Олег Николаевич Ефремов в "Современнике" его оспорил. Поставил прозаическую, земную, жестокую "Чайку". Он в ту пор очень раздражался на интеллигенцию и не скрывал этого. Потом Борис Ливанов, споря с ними обоими, поставил романтическую "Чайку". Почти мелодраму», - говорит доктор искусствоведения, театровед Татьяна Шах-Азизова.

И лишь «Чайка» Олега Ефремова, поставленная в 80-х как поэтическая фантазия, в репертуаре МХТ – до сих пор. Так же, как до сих пор здесь помнят и чтят корифеев, без которых театр немыслим: Иннокентия Смоктуновского, Татьяны Лавровой, Ии Савиной, Евгения Евстигнеева, Вячеслава Невинного…

«Когда Ефремов заметил и дал какой-то эпизодик в "Старом новом годе", я думал, что я умру от счастья. Когда в "Старом новом годе" подходил Вячеслав Михайлович Невинный, которого до сих пор мне не хватает, он сказал: "Сынок, иди сюда, я скажу тебе, как со сцены уходить в эпизодике. Не уходи быстро. Потому что ты должен прийти на сцену, зрители – раз в программку – Золотовицкий – раз – а тебя уже нет. Нет, старик, ты ждешь, пока они голову подымут, они подняли голову – а ты еще на сцене что-то придумываешь, что-то делаешь, задерживаешься"», - вспоминает заслуженный артист России Игорь Золотовицкий.

Нынешний МХТ, возглавляемый Олегом Табаковым, продолжателем традиций Олега Ефремова, остается кузницей качественных актерских кадров, которые, тем не менее, не забывают, что такое «мхатовская пауза». Здесь есть поверье: пока чайка не исчезнет с занавеса, знаменитый МХАТ будет оставаться собой.

 

Новости культуры