28.10.2013 | 10:52

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Ефима Учителя

Режиссер документального кино Ефим Учитель из того поколения кинематографистов, главной школой для которых стала война. Он снимал во время финской компании, в блокадном Ленинграде, в освобожденном Берлине. Главной темой его творчества был – человек. Фильмы мастера на фоне советской официозной документалИстики пробивались живыми ростками. Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Ефима Учителя. Рассказывают «Новости культуры».

Вопреки фамилии, Ефим Учитель никогда не преподавал. Но его фильмы – в основе того, что теперь называют «ленинградской школой неигрового кино». Родился в Тирасполе, но город на Неве стал для него родным. Блокада, которую пережил и снимал, ленинградцы, и сам Ленинград – та материя, с которой Учитель был неразрывно связан. К теме блокады возвращался снова и снова – в своих фильмах, в своих мыслях.

«Я снимал человека, он шел, опираясь на решетку, упал, – вспоминал Ефим Учитель. – Когда я подошел, он уже был мертв».

Близкие Ефима Учителя вспоминают – он много раз заново переживал этот момент. Терзался, должен ли был бросить камеру и броситься на помощь. Военный опыт – особая школа, документалист прошел ее – до Берлина. Возможно, именно на войне научился необычайно точно чувствовать людей. Евгений Голынкин был ассистентом Ефима Учителя на трех картинах. Вспоминает – само пространство вокруг режиссера становилось другим.

Без суеты, без спешки, без грубого напора – для кино это редкость. Свои внутренние ходы Учитель никогда не объяснял. И при этом – всегда точно попадание.

«Я все время чего-то там ему предлагал, – рассказывает Евгений Голынкин. – И вот здесь начались для меня очень важные и основные уроки, которые я от него получил. Потому что иногда, уступая террористическому с моей стороны напору, он давал возможность попробовать, хотя говорил: из этого ничего не выйдет. Никогда не ошибался. Невероятное чутье на материал. На человека».

Знал наперед, наверняка – кого сделать героем, есть ли ему что сказать, как именно снимать – чтобы человек не зажался перед камерой. Чувствовал – какой вопрос вызовет живую реакцию.

На фильме «Ирина Колпакова» его оператором был сын Алексей. Хотя в семье договорились – вместе не работать. Но фильмом о приме Учитель младший загорелся, уговорил отца. Взялся – с куражом, с напором. Эти кадры – сделал из суфлерской будки. Очень хотел снять Колпакову после спектакля – мокрые от пота плечи, уставшее лицо. Но танцовщица наотрез отказывалась.

«Отцу ничего не сказал, и вот с такой здоровой камерой залез в ее шкаф огромный в гримерке, – рассказывает Алексей Учитель. – Я туда залез, вкрутил фотолампу. И она вошла. Мы сняли очень хорошие кадры. И вдруг эта лампочка лопнула. И осколки посыпались на нее. Что там было! Прибежал и папа. Скандал был дичайший».

Но Ефим Учитель обладал невероятным талантом располагать к себе людей. Смог сделать так, что съемки продолжились. И самое невероятное – кадры из шкафа Колпакова одобрила. Вот они. Фильм о балетной приме с волевым характером у Ефима Учителя получился очень теплым. Как и все, что он снимал. Внутри официальных задач – каждый раз показывал живого человека.

«Это не были работы такие – прямые агитки, это не были плакаты в худшем понимании этого слова, – говорит Алексей Учитель. – Это были все равно очень человеческие картины, он все равно не врал, вот ведь что главное. Он не врал и уходил всегда, прятался, если это можно назвать прятаться – за своего героя».

Его документальные ленты смотрят уже 70 лет. Особая интонация – размеренная, летописная. Особый взгляд на мир – вдумчивый, внимательный. Всему этому сегодня так хочется научиться – у Ефима Учителя.

Памяти режиссера смотрите сегодня в 14.55 документальный фильм «Ефим Учитель. Больше, чем кино».

Новости культуры