23.10.2013 | 11:48

История архитектурного декора Петербурга – в барельефах и горельефах

Барельефы – распространённый вид украшения архитектурных сооружений и декоративных изделий – известны еще с эпохи палеолита. Первыми барельефами ученые считают глубоко высеченные или тёсаные наскальные изображения. Чаще всего барельефы и горельефы воспринимаются как элемент декора, а не как самостоятельный вид искусства. Вместе со специалистами Русского музея корреспонденты «Новостей культуры» прогулялись по улицам Петербурга, на чей облик каменные и металлические украшения повлияли особенно.

Сцена благословения Святого Исаакия императора Феодосия – образец высокого искусства. После создания этой бронзовой композиции карьера скульптора Ивана Витали резко пошла вверх. Новаторский прием того времени – древнеримские мотивы переплелись с реалиями XIX века. Горельеф отливали почти год. А установка скульптурной группы заняла еще два месяца. За подъемом монументального украшения лично следил император Николай Первый.

«Формы из алебастра перевозились на завод Чарльза Берда, – рассказывает сотрудник Русского музея Ольга Кривдина. – И отливались настолько тонко, что, пожалуй, не требовалась чеканка. Причем о всех этапах литья и работы сообщалось в художественных газетах. Это было для России очень важное событие».

Гипсовая модель шедевра, украшающего Исаакиевский собор – один из главных экспонатов выставки проходящей в Русском музее. От петровских времен до современности рельефные изображения представлены в камне, металле и даже… воске. Последние сохранились чудом. Скульптор Федор Толстой вывел собственный рецепт приготовления хрупкого материала. И он смог пережить века.

«Именно то, что он так внимательно относился к этому материалу, и определило, что они в конечном итоге почти двести лет живут», – поясняет заведующая сектором скульптуры XVIII-начала XX веков Русского музея Елена Карпова.

Первые барельефы в Северной столице появились на стенах Летнего дворца Петра Первого. Как и кем они были сделаны точно не известно. А вот историю создания скульптурного орнамента памятника Ивану Крылову искусствоведы знают в деталях. Все представленные на нем животные – кроме Льва и Слона – на время поселились в мастерской у Петра Клодта в качестве моделей. Ему предоставили мартышку из зоопарка, и она себя безобразно вела в мастерской, хулиганила, на других животных нападала.

Проказница-мартышка была увековечена в бронзовом квартете. Барельеф – гениально сделанная энциклопедия творчества Крылова. На нем удалось компактно разместить сцены из тридцати семи басен. В прошлом веке мраморные статуи Летнего сада несколько раз страдали от вандалов. Но бронзового писателя и его персонажей беды обходили стороной.

«На памятник Крылова покушений не было известно, – рассказывает Ольга Кривдина. – И очень хорошую службу играет решетка окружающая этот постамент, поскольку она не дает возможности перелезть и испортить изображения фигур и самого Крылова».

В начале двухтысячных не повезло барельефу памятника знаменитому хирургу Якову Виллие. Сорок килограммов исторической бронзы неизвестные сорвали с постамента и попытались сдать в пункт приема цветных металлов. Реставрация затянулась на годы. Несколько лет назад от вандалов пострадал и барельеф на монументе Николаю Первому на Исаакиевской площади. У императора выломали шпагу, у барабанщика – палочки, у извозчика – вожжи. А если до барельефа можно дотянуться - его полируют до блеска .

Жертвой приметы стал барельеф на Памятнике Петру Первому. Студенты верят, что если потереть ногу спасенного моряка, это поможет вытащить на экзамене спасительный билет. Со временем желание прикоснуться к прекрасному только увеличилось. И сейчас уже блестит нос фигуры украшающей корабль.

Если раньше массивные плиты становились ценным ломом, то сейчас на них расписываются в своем историческом невежестве. Большинство изображений, украшающих петербургские дворцы и памятники, – о делах давно минувших. Но чтобы правильно читать книгу петербургских барельефов, недостаточно помнить имена воинов, политиков или архитекторов. Нужно соединить знание с уважением к безвестным формовщикам и литейщикам. Благодаря их мастерству русский классический барельеф стал искусством, достойным музейных залов.

Новости культуры