22.10.2013 | 11:29

Только музыка и слово в исполнении Чулпан Хаматовой

На сцену театра «Современник» накануне вышла Чулпан Хаматова. Не в спектакле вышла, и не такая, как всегда, а другая. Некоторых звёзд выгодно отличает от прочих способность, или хотя бы стремление быть разными на сцене или экране. Вот и Чулпан Хаматова говорит о себе, что количества разных красок в её актёрской палитре ей всегда недостаточно. В этот вечер она вышла к публике с программой, в которой были и музыка, и проза, и поэзия Марины Цветаевой и Беллы Ахмадулиной. Рассказывают «Новости культуры»

Этот проект появился по инициативе Чулпан Хаматовой. Москва ждала его давно. Актриса и музыканты проверяли программу долго. Сначала в Петербурге. Успех был мгновенный. Затем в Киеве и других городах. В Эстонии двухтысячный зал аплодировал им стоя.

«Они так прониклись! Так это все прочувствовали. Хотя у них русский язык уже не является родным. И было удивительно, потрясающе. Зал полный. Как во сне. Играешь, играешь. Открываешь глаза и смотришь. А все стоят и плачут», - рассказывает саксофонист Вероника Кожухарова.

Любовь к Цветаевой, затем к Ахмадулиной у Хаматовой с детства. В юности она поняла: «стихи со сцены читать не умеет и не имеет права». И позволила себе это лишь раз. На «безответственном», как она говорит, вечере в Доме актера под названием «То, что я люблю, но не умею». Но сегодня актриса поняла, – к такой читке прозы Цветаевой, которая уже почти поэзия, она готова. Чулпан настаивает – это не просто чтение под музыку. Здесь музыка, порой, важнее слов.

«Я как актриса смазана. Меня нет как актрисы. Я человек, транслирующий слово. Конечно, невозможно не испытывать эмоции, когда ты соприкасаешься с таким текстом. Актриса как понятие и профессия в этом смысле не интересна и не важна. Она нейтральна», - считает народная артистка России Чулпан Хаматова.

Но поверить ей, когда она на сцене, сложно. Черный рояль, золотой саксофон и Чулпан – сама как струна. В строгом костюме, со своими правильными чертами лица и такой стрижкой. Будто читает не Цветаеву, а сама Цветаева. О нотах, которые, как воробушки живут на ветках, о слове, «звучащем водопадом горного хрусталя» и, конечно, о самом главном и больном: «Мать не воспитывала, испытывала силу сопротивления...».

От Цветаевой с таким надрывом почти без паузы – к улыбчивой Ахмадулиной. Теперь расстегнуты пуговицы пиджака, она игриво начинает «Сказку о дожде».

«Затрагивает такие части души. Не только нас, исполнителей, но и зрителей. Не так часто можно тронуть. Некоторые люди забывают, что есть такие тонкости и такие переживании. И что-то такое настоящее», - говорит пианистка Полина Кондраткова.

Помимо мелодии и мелодики цветаевской прозы, стихов Ахмадулиной – со сцены звучит музыка классическая и та, что написали музыканты специально для этого проекта. Здесь всё, как в стихотворении Беллы Ахмадулиной – «Уроки музыки». «Две сильных тишины, два слабых горла: музыки и речи».

Новости культуры