17.10.2013 | 13:48

К 70-летию Валерия Плотникова

20 октября юбилей отмечает фотограф Валерий Плотников. К этой дате телеканал «Россия К» приурочил показ премьерной авторской программы Сергея Соловьева из цикла «Те, с которыми я» (21 - 22 октября, 23:00).

Премьерный фильм из авторского цикла Сергея Соловьева «Те, с которыми я...» (21 - 22 октября, 23:00) посвящен известному фотографу. Сергей Александрович не только рассказывает увлекательные истории, он делится со зрителями своими человеческими наблюдениями над самобытной личностью Валерия Плотникова.

Режиссер Сергей Соловьев и фотохудожник Валерий Плотников познакомились в Ленинграде, когда были еще школьниками. Произошло это в 1957 году на киностудии «Ленфильм». Их первые совместные съемки начались с конфликта. «С Валерием Плотниковым мы познакомились при весьма странных обстоятельствах. Мы были пионерами, 13-ти или 14-ти лет, я точно не помню. Знаете, такой очень нежный и трепетный возраст. На «Ленфильме» мне дали возможность пользоваться картотекой, где я откопал фотографию удивительно приятного мальчика в тюбетейке. Его выбрали для съемок, позвонили, и в этот же день он приехал на студию. Я и мои приятели, обезумевшие от наглости и счастья, что нас пустили на «Ленфильм», курили прямо на студии. Да, именно курили! И тут в комнату зашел мальчик с фотографии. Он дико скривил физиономию, взял со стола мраморную пепельницу, полную окурков, открыл балконную дверь и выбросил пепельницу со всем содержимым на улицу. Мы обалдели! Из тех, кто заходил к нам в комнату, таких смелых номеров не выкидывал никто. Мальчик повернулся к нам и сказал: «Искусство в дыму не делают!», – вспоминает Сергей Соловьев.

Со съемок ребята возвращались уже вместе и буквально не могли наговориться. «Мы договорились до каких-то удивительных вещей. Беседовали о живописи и музеях. Во вторую нашу встречу Валера повел меня в Эрмитаж. Я мало, что знал о мировой живописи, в тот момент для меня живописью были «Бурлаки на Волге» Репина, да и в Эрмитаже дальше египетского зала я не заходил. Валера повел меня к картине Анри Матиса «Танец». Мне явилось странное зрелище – синее небо, зеленая трава и на этом фоне танцующие красные человечки. Я подумал, что это нарисовал или ребенок, или умалишенный, но Валера сказал, что это величайшая живопись мира. Я потом полтора года ходил к этой картине, пока она не стала частью меня. Позже была «Дама в голубом» Томаса Гейнсборо и натюрморты. «Мадонна Литта» совершенно сбила меня с привычного жизненного ритма, к этой картине я прикипел душой. Плотников подарил мне мировую живопись, он подарил мне Эрмитаж, который стал моим вторым домом».

С тех пор и Соловьев, и Плотников не мыслили своей жизни без живописи. В жизни были и другие грандиозные события, которые им запоминались, которые они переживали вместе. «Посещение «Русского музея» и зал Михаила Врубеля запало в сознание так, что его невозможно выкорчевать оттуда до сих пор. Когда я работал над «Анной Карениной», одним из самых главных побудительных мотивов был волшебный рисунок Врубеля «Свидание Анны Карениной с сыном». Если какую-то маленькую часть того душевного напора и наплыва, которые этот рисунок содержит, мне удалось уловить, удержать и передать в экранизации, то счастью моему нет предела! Зачем вся эта жизнь без Врубеля?! Врубель формирует жизнь!».

Взлет карьеры знаменитого фотографа Валерия Плотникова произошел в Москве, но родной Петербург, где он родился, самый важный город в жизни фотографа. «Из чего состоит настоящая, подлинная жизнь человека, которому Бог дал счастье, это вырасти и провести самые важные молодые годы в гениальном городе мира – Санкт-Петербурге. Так получилось, что я долго катался по белу свету, видел массу прелестных городов, но когда возвращаюсь в Питер, то все остальное меркнет. Питер по-настоящему для меня тоже открыл Валерий Плотников. Он акварелью писал какие-то кусочки города с тем, чтобы сдать их в художественную школу. Я ходил вместе с ним, он писал, а я сидел рядом. Питер – это ВСЕ для Валеры».

«Это чудесные образцы необыкновенно талантливой артистической юности большого мастера», – так Сергей Соловьев говорит о ранних акварельных работах Валерия Плотникова. Однако краски и кисти были заброшены, когда Соловьев научил Плотникова пользоваться фотоаппаратом. «Я могу смело похвалиться! Это я учил Валерия Плотникова фотографировать. Хотя иногда мне кажется, что хвалиться, собственно, и нечем. Если бы не я, может быть, он и остался бы превосходным художником, которым он по своей сути всегда был, есть и будет. Но я так энергично и настырно стал сбивать его с толку, что, в конце концов, он не устоял. Процесс этот был сложный. Нудное-нудное, долгое-долгое дело. И вот он стал снимать, увлекаясь все больше и больше».

Так мир потерял живописца и обрел фотохудожника. К 70-летию мастер подошел, как он говорит, с чувством исполненного долга: снял всех, кого хотел. До сих пор фотографы пытаются разгадать «феномен Плотникова» – какой аппаратурой снимает, как ставит свет, как добивается портретной естественности. Один из его авторских приемов в том, что для каждого из героев он как художник сочиняет оригинальный сюжет, выстраивает мизансцену. Размещает персону в пространстве, заполненном предметами, которые помогают вылепить образ, сделать его значительным и даже многозначным. За более чем 40-летнюю творческую деятельность Валерий Плотников создал фотопортреты практически всей русской театральной элиты и не только. Он снимал и Дмитрия Лихачева, Мстислава Ростроповича, Булата Окуджаву. Наиболее известные его работы посвящены Владимиру Высоцкому и другим актерам Театра на Таганке. «На его снимках запечатлена, конечно, прекраснейшая эпоха. Мы часто не нее злились, иногда даже проклинали, но, тем не менее, если сейчас посмотреть на нее, она поражает. Это портрет мироздания второй половины XX века. Немыслимо, как одному человеку удалось создать этот фантастический портрет века».

Пресс-служба телеканала «Россия К»