15.10.2013 | 11:01

Амазонка русского авангарда в Третьяковской галерее

В Третьяковской галерее все готово к открытию масштабной выставки, посвященной творчеству Наталии Гончаровой. В экспозиции представлены около четырех сотен экспонатов. Это живопись и графика, книжные иллюстрации, эскизы к знаменитым «Русским сезонам» в Париже. Большинство работ ранее в России не выставлялись. Реализация такого проекта стала возможной благодаря поддержке банка ВТБ. Выставка называется «Наталия Гончарова. Между Востоком и Западом» и сопоставима с открывшейся ровно 100 лет назад персональной выставкой Гончаровой 1913 года. Рассказывают «Новости культуры».

Их называли амазонками русского авангарда: Варвара Степанова, Александра Экстер, Надежда Удальцова. Наталия Гончарова была самой яркой из них. Во всех смыслах. Ее европейская слава началась с создания декораций для оперы-балета «Золотой петушок», поставленной в 1914-м году в Париже в рамках дягилевских «Русских сезонов».

«Когда открылся занавес, и все увидели эти ослепительные декорации, очень русские, даже азиатско-русские, то зал просто замер, ахнул и на протяжении всего спектакля не мог отойти от первоначального впечатления», – рассказывает куратор выставки, старший научный сотрудник Третьяковской галереи Ирина Вакар.

За свою творческую жизнь Наталия Гончарова успела перепробовать все самые авангардные направления начала ХХ века. Она поочередно увлекалась кубизмом, футуризмом, абстракционизмом, лучизмом, но так и не остановилась на чем-то одном. Гончарова меняла стили как платья, дизайном которых, кстати, подрабатывала одно время. Корнями ее искусство уходит в русскую народную культуру. В работах Гончаровой встречается много сюжетов на религиозные темы. Некоторые картины просто копируют иконы. Это рукописная книга, созданная в Париже – «Апокалипсис Иоанна Богослова» – продолжение библейской темы в творчестве Наталии Гончаровой.

«Даже текст рисовался вручную, рисовался художником, то есть это некая печатная книга допечатной эры, до эры Гуттенберга, – поясняет куратор выставки, старший научный сотрудник Третьяковской галереи Евгения Илюхина. – Она как бы апеллирует к тем рукописным русским книгам, это посыл уже французскому читателю, который увидит некую связь».

В 1915 году Наталия Гончарова по приглашению Сергея Дягилева приехала работать в качестве театрального художника в Париж. Тогда она еще не знала, что в Россию больше не вернется. Вместе со своим мужем Михаилом Ларионовым они прожили в Париже до конца своих дней. Часть работ для этой выставки привезена из Франции. После смерти Гончаровой ее наследие удалось вернуть в СССР. Правда, в качестве откупа пришлось подарить несколько работ парижскому центру Помпиду. Там, например, хранится одна из картин этого полиптиха. В последние годы на Западе вышло сразу два каталога работ русской художницы. Впрочем, по словам специалистов Третьяковки, многие из опубликованных в них картин – сомнительного происхождения.

«Там есть недостоверные работы, – рассказывает Ирина Вакар. – То, что Гончаровой приписывается большое количество слабых работ, это вообще бедствие для репутации художника. И поэтому наша выставка это в какой-то мере ответ тем, кто принимает на веру и любую мазню готов считать работой Гончаровой. Нет. Это художница очень сильная, чрезвычайно одаренная».

В конце жизни Наталия Гончарова сильно страдала от артрита. Чтобы удержать кисточку в руках, ей приходилось привязывать ее веревкой. Именно так написаны ее последние картины, которые датируются 58-м годом. На эту серию Наталию Гончарову, всегда стремившуюся к авангарду во всем, вдохновил запуск первого искусственного спутника земли.

Новости культуры