18.08.2011 | 10:17

Новое слово в кукольной анимации

Его называют «главным адептом культа куклы». Всемирно известный британский мультипликатор Барри Первз начинал в драматическом театре – но быстро осознал, что актерские возможности человека слишком ограниченны, и отдал всю душу кукольной анимации. В Москву легендарный кукольник из Манчестера приехал, чтобы завершить работу над своим новым фильмом «Чайковский», который он снимает для российского проекта «Сказки старого пианино». Уже готовый материал мастер представит лично – сегодня вечером в галерее на Солянке. Рассказывают «Новости культуры».

Барри Первз тему из «Лебединого озера» углядел на кованой ограде у памятника Чайковскому.

«Этот памятник я первый раз увидел зимой, в снегу. Так холодно было, что я его толком и не рассмотрел тогда», – говорит мультипликатор.

Спустя год в его руках кукла, с которой он провел три съемочных месяца, к которой прикасался тысячи раз, кропотливо выставляя каждый кадр: «Миниатюрные пуговицы, булавка для галстука – все – ювелирная работа. Но главное - руки! Каждая фаланга подвижна, каждый палец живой!»

Барри Первз в восторге от героя своего нового фильма. Петр Ильич Чайковский – элегантен, выразителен, драматичен, играет на невидимом инструменте и танцует в лучах волшебного фонаря, вспоминая свою жизнь. Восьмая серия «Сказок старого пианино» – не биографическое ЖЗЛ, а изящная элегия о памяти и меланхолии.

«Мы специально ездили в музей Чайковского в город Клин, и многое из увиденного я использовал, – рассказывает Барри Первз. – Для меня важно было узнать, как Чайковский держал дирижерскую палочку, как носил костюм. К счастью, есть фотографии».

Многие из них Барри Первз использовал в качестве фонов. Коллажное совмещение в кадре объемных героев и плоских – это Первз уже делал в музыкальном фильме «Гилберт и Салливан».

«Жена композитора появлялась в кадре на десять секунд. Делать дополнительную куклу бюджет не позволял, и я ее просто из журнала вырезал», – говорит мультипликатор.

А вот в «Риголетто» кукол было не одна, не три – тридцать шесть. Каждая анимирована лично Первзом. Джильда, например, стреляла глазами, драматично вздыхала и конечно, пела.

«Со времен «Риголетто» многое в производстве кукол изменилось – сейчас их обтягивают не латексом, а силиконом. Вроде он более прочный. А эти мои старинные друзья за 20 лет поистерлись», – рассказывает Первз.

Барри Первз приложил руку к «Кинг Конгу» Питера Джексона и «Властелину колец», фильму Тима Бартона «Марс атакует» и продукции студии «Аардман». Но ценят его за те семь короткометражек, в которых он сам художник, сценарист и режиссер. Каждая из них – расширение границ кукольной анимации. И демонстрация высокой культуры. Учился Первз не на аниматора, а на артиста драмы. Он и сейчас много ставит для драматической сцены. А в фильмах демонстрирует доскональное знание истории театра: театр кабуки в фильме «Сценарий», античная драма в «Ахиллесе», театр Шекспира в фильме «Следующий». Пожалуй, он самый театральный из режиссеров анимации.

«Компьютеры сегодня способны производить такие сложные вещи. Возможно, слишком сложные. Между зрителем и историей возникает стена – не понять, как это было сделано. А вот когда видишь актера, танцовщика, куклу – чувство реальности возвращается. Поэтому и театр, и кукольная анимация – не пропадут. В них чувствуется рука человека», – говорит Первз.

Руки Барри Первза за последний год так свыклись с Чайковским, но это последние дни их счастливого союза. Работа над фильмом подошла к концу.

«Надо признать, он здесь дома, – говорит мультипликатор. – Я, конечно, очень к нему привязался, и буду скучать, но уже решено передать куклу Музею Глинки или Музею Чайковского в городе Клин. Вместе с раскадровками, конечно».