18.08.2011 | 19:41

Деятели науки и культуры обсудили скандальный 94-й закон

«Новые подходы к регулированию государственных закупок в области культуры» – так звучит тема «круглого стола», за которым сегодня собрались представители правительства, реставраторы, архитекторы, искусствоведы. На повестке – обсуждение 94-го закона, который вызвал настоящий гнев деятелей науки и культуры. Ему на смену может прийти проект с рабочим названием «О федеральной контрактной системе». Подробности – в репортаже «Новости культуры».

Один из самых скандальных законов – 94-й – за неполных пять лет своего существования выдержал не одну волну критики. Его дополняли десятки раз, только поправок было подготовлено 24 пакета.

«Люди, которые его принимали, не подумали, что существует такое количество нетрадиционных форм деятельности, которые невозможно подвести под существующие алгоритмы», – подчеркивает заведующий отделом древнерусского искусства Государственного института искусствознания Лев Лившиц.

И вот, наконец, несостоятельность закона признали официально. Готовится новый проект – «Закон о федеральной контрактной системе». В нем хотят учесть и интересы культурного сообщества, признавая тем самым, что это сфера специфична. Для того и нужен «круглый стол» – чтобы избавиться от ненужных «острых углов».

«Надо сегодня понять, насколько в дальнейшем возможна конструктивная правка, конструктивные изменения, которые заложены в законе», – замечает заместитель министра экономического развития РФ Алексей Лихачев.

Претензий к закону много. Так, представители российской киноиндустрии не согласны даже с терминологией, которая используется в нем. Говорят: нельзя называть финансирование производства новых фильмом «госзакупкой» или «заказом».

«Я могу просто сказать и на этом поставить точку в виду вот этой сложности с регламентом, что, конечно, надо культуру вывести из действия этого закона», – заверяет член правления Союза кинематографистов России Сергей Сельянов.

У архитекторов, искусствоведов и реставраторов, что называется, наболело. У них есть конкретные примеры, когда жесткие законодательные рамки не просто осложняли работу специалистов, а по-настоящему вредили культурным объектам. Так, конкурсы на восстановление памятников архитектуры часто выигрывают сомнительные фирмы, как случилось с храмом XIX века в Белозерске.

«До сих пор вопрос не решен, конкурс не отменен, хотя всем все очевидно: работы не ведутся, и дальнейшая судьба памятника неизвестна», – рассказывает архитектор, реставратор памятников древнерусского зодчества Александр Попов.

Часто победителями конкурсов становятся те, кто вовремя снижает цену на свои услуги. Естественно, страдает качество реставрации. Уже звучат призывы установить минимальный ценовой порог. Но архитекторы, например, уверены, что проблем от этого меньше не станет. Они предлагают вернуться к опыту специальных комиссий, некогда существовавших в нашей стране.

«Мы обсуждали деньги, которые выделяются на реставрацию. Во-первых, каких объектов, во-вторых, сколько? И там не было все так формализовано. Там просто выступали специалисты, которые уже понимали, знали ценность этого объекта, объекта уникального. Они знали те организации, тех реставраторов, которые реально работают», – заверяет Юрий Веденин, директор Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Лихачева.

Среди других предложений – замена электронных аукционов на открытые конкурсы в два этапа, ужесточение ответственности исполнителя за результат и облегченная процедура расторжения контракта с безответственными фирмами. До сих пор не решена проблема переаттестации реставраторов. Обсуждение нового законопроекта возобновят в сентябре. Специалисты надеются: с принятием закона медлить не будут.