08.10.2013 | 09:46

В Москве выступил "Театр жестокости" из Норвегии

Если вам кажется, что жестокости в театре не место – организаторы фестиваля-школы «Территория» смогут вас разубедить. «Театр жестокости» из Норвегии – один из самых оригинальных коллективов Европы – привёз в Москву спектакль «Горная птица». Это первая постановка незавершенного произведения национального классика Генрика Ибсена – но не драмы, а оперного либретто. Премьера спектакля режиссёра Ларса Ойно состоялась в Осло в 2009-м, через год «Горная птица» удостоилась Международной премии Ибсена и отправилась в полет по мировым сценам. На московской «Территории» её ждали. Рассказывают «Новости культуры».

«Театр жестокости» впервые в России. Его руководитель – режиссер Ларс Ойно – последователь Антонена Арто, отрицавшего театр в его привычном понимании. На вопрос о Станиславском и его системе, Ойно говорит, что ему ближе биомеханика Мейерхольда. Так долго и трудно, как над «Горной птицей», режиссер не работал ни над одним своим спектаклем.

«”Горная птица” – вещь незавершенная и не для классического театра, – рассказывает Ларс Ойно. – Мы делаем своего рода эксперимент – пытаемся наглядно применить театральную систему Арто в опере».

В основе либретто – легенда о деревенской девушке – она единственная выжила после эпидемии чумы. Оказавшись в затерянной долине, превратилась в дикую горную птицу. Главную героиню играет учительница пения, 65-летняя Хеге Тунол.

«То, что Альфхильд не молода – вполне оправдано, – говорит актриса. – В легенде так и говорится, что девушка испытала шок и постарела».

Мигель Стейнсланд в театре жестокости уже четыре года. Театральной системой Арто увлекся в студенческие годы. Но именно в этой постановке удалось прочувствовать ее наиболее полно. Во время репетиций одни и те же движения прорабатывались по многу раз, до полного автоматизма.

«В пьесе есть две важные вещи, которые заставляют публику сопереживать: это любовь и право выбора, – поясняет Мигель Стейнсланд. – Мой герой должен выбрать либо свою возлюбленную Альфхильд и быть с ней, либо невесту, с которой обручен. А это означает – самому определить свою судьбу».

Короткие поэтические строки – их в спектакле поют – звучат медленно и монотонно.

Несмотря на приверженность концепции Арто, постановка все же напоминает о классическом норвежском театре XIX века – с костюмами в национальном стиле, с особой манерой движения актеров, с фольклорными мотивами в музыке.

Новости культуры