03.10.2013 | 10:23

На сцене театра "У Никитских ворот" состоялась премьера "Гамлета"

Гамлет XXI века. Театр «У Никитских ворот» замахнулся не просто на Шекспира – на произведение, давно ставшее знаковым. Поэтому и задача перед Марком Розовским стояла особенно сложная – созвучно современности ответить на вечный вопрос: «Быть или не быть?». Рассказывают «Новости культуры».

Премьера Гамлета на сцене театра «У Никитских ворот» – событие особое. За всю тридцатилетнюю историю театра, Шекспира здесь играют всего лишь во второй раз. Режиссер Марк Розовский поставил перед собой сложнейшую задачу – представить новое прочтение популярнейшего спектакля.

Актеры появляются… в зале после второго звонка, после третьего – перевоплощаются в шекспировских героев. Постановка Розовского – своеобразный «спектакль в спектакле» –
труппа играет труппу, ставящую «Гамлета». Датский принц – он же режиссер, отчаянно пытается добиться правды на сцене.

Поставить «Гамлета» – не только мечта каждого режиссера, но и серьезный вызов. О своей версии вечной пьесы Марк Розовский впервые задумался 10 лет назад. Столь долго вынашиваемая идея воплотилась на сцене в кратчайшие сроки.

«Ставили быстро очень, – рассказывает исполнительница роли Гертруды Наталья Корецкая. – Не могу сказать сколько, но что-то около полутора месяцев. Или около двух».

Для всех актеров, задействованных в постановке, это первая, максимум – вторая встреча с классиком. Максим Заусалин, которому досталась роль Гамлета, признается: последний раз учил шекспировские тексты в студенческие годы. А вот Владимир Юматов не так давно играл брата Лоренцо в «Ромео и Джульетте». На этот раз он предстал на сцене в образе Полония.

«Он в меру лукав, в меру артистичен, умен, – говорит Владимир Юматов. – Надеюсь, в меру обаятелен и безумно хитер. Весь необходимый набор для чиновника, в современном понимании слова в нем есть».

В основе сценографии художника Александра Лисянского две плоскости: земля, уходящая из-под ног, и свинцовое небо, давящее на главного героя. Текст в постановке – строго шекспировский.

«Конечно, можно было все перевернуть, все перекурочить. Но наша позиция – это живой академизм, это желание не уходить от тех великих смыслов, которые нам дает классика, а именно следовать этим смыслам», – рассказывает Марк Розовский.

В этом спектакле нет ни механического переноса в современность, ни прозрачных параллелей с насущными проблемами. Новая постановка не отвлекает искусственными приемами, а дает возможность еще раз задуматься о вечных идеях Шекспировской трагедии.

Новости культуры