02.10.2013 | 11:41

Состоялась московская премьера балета Бориса Эйфмана "По ту сторону греха"

Фестиваль искусств «Черешневый лес» представил в Москве премьеру балета Бориса Эйфмана «По ту сторону греха» по роману Достоевского «Братья Карамазовы». Эмоционально и интеллектуально насыщенная психо-драма на музыку Вагнера, Мусоргского и Рахманинова – произведение современное в техническом и художественном отношении. Но в основе, конечно – исследование извечных вопросов – предпринятое в этой версии с помощью хореографических средств. Рассказывают «Новости культуры».

«Каждый раз когда я берусь за Достоевского я сдаю экзамен», – говорит Борис Эйфман. Первый раз он сдал этот экзамен в 95-м, поставив Карамазовых, второй раз – сейчас. Новая версия спектакля «По ту сторону греха». И снова хореограф говорит о греховной природе человека и его светлом возрождении. Главной проблеме не только XIX – XXI века.

Он до последнего репетирует. Проверяет световую партитуру. Синхронность кордебалета. Динамику и эмоциональность, без которых нет балетов Эйфмана. За эти почти двадцать лет, Карамазовы изменились, как и сам театр Эйфмана. В какой-то момент продюсеры потеряли интерес к спектаклю, но только не сам Эйфман. Достоевский все так же волнует и тревожит его, как в 95-м.

«Это попытка взять то, что волнует, в первую очередь, меня, и то, что волнует моих современников, – признается Борис Эйфман. – И в данном случае я выбрал проблему семьи, проблему отношений братьев и отца, как явление порока».

На московской премьере – артисты, художники, писатели… Звезды такие же яркие, как и сам театр Эйфмана. Почти год шли репетиции – После «Родена» переключиться на Дмитрия Карамазова и прожить его историю с распахнутой душой, обнаженным нервом для Олега Габышева было непросто.

«Вот этот вопрос о вседозволенности более четко показан, – говорит премьер театра Эйфмана Олег Габышев – Дозволено ли перейти человеку вот эту грань моральную, или нет. Вопрос в балете возникает, дозволено ли все, если Бога нет?»

Эйфман не пересказывает Достоевского – сконцентрирован на главном: отец и сыновья, генетический код, который не обманешь. Каждый его заложник – по ту сторону греха окажутся все три брата.

В этом красном платье Грушенька Марии Абашевой, тоже по ту сторону греха. Свела с ума всю семью Карамазовых свободой и неприкрытой сексуальностью. Откровенность и чувственность – фирменный знак хореографии Эйфмана.

В этом балете у Марии Абашевой нет конкуренток – единственная главная героиня. Партия не только танцевальная – драматическая.

«Очень страстные танцы, музыка, романсы – все очень красиво, – говорит солистка театра Эйфмана Мария Абашева – Борис Яковлевич показал этот перелом, когда она понимает, что любит Дмитрия и – тюрьма, решетка, обреченность».

Эйфман обращался к Мольеру, Пушкину, Чехову…но дважды никогда не входил в одну реку…Достоевский исключение. Находясь в диалоге с ним, хореограф ищет ответ на главный вопрос.

«Достоевский писал, что если Бога нет, то все дозволено, – говорит Борис Эйфман – Это значит, что если Бог есть, то дозволено далеко не все. Сегодня наши соотечественники пошли намного дальше, они реформируют Евангелие, они говорят: "Да, Бог есть, но все равно – все дозволено"».

«Одна из главных задач моего балета – образовательная», – признается Борис Эйфман…Мне хочется, чтобы молодежь, посмотрев спектакль, прочитала книгу. На эти два часа зал и сцена становятся единым целым, проживая разрушительные страсти – по ту сторону греха.

 Новости культуры