01.10.2013 | 15:47

«Чистая победа» бойцов и кинематографистов (Русская народная линия)

Игорь Шумейко о фильме, посвященном Новороссийской десантной операции 1943 года …

Никак не должно было пройти незаметным 70-летие освобождения Новороссийска. И телеканал «Культура» внес вклад, показав 15 сентября в самый «прайм-тайм», в 21-30, документальный фильм «Чистая Победа» о Новороссийской десантной операции 1943 года.

Не только фальсификации, забвение разъедают нашу Историю. Есть угроза и некой моральной инфляции: «Да-да, Победа-Победа. Все молодцы, герои». Новороссийская операция – прекрасный повод вглядеться, избежать монотонности и выйти на новый уровень осмысления итогов той войны. Режиссер и ведущий Валерий Тимощенко начинает с выверенной ныне статистики потерь 1:1,3. Без учета потерь гражданского населения, итог войны: на 100 немецких солдат погибло 130 советских. Т.е. «Закидали трупами» - это просто отдельный бак антисоветской, антироссийской помойки. Сия пропорция – исходная точка Тимощенко, он трезво признает: в первый год войны соотношение потерь было совсем иное, доходило и до пятикратно больших с нашей стороны. Законный вопрос (отправной для фильма «Чистая Победа»): а когда же начали наверстывать?


В истории Новороссийской десантной операции Тимощенко находит ответ на вопрос: «когда и как мы научились воевать». Тут равнодушно-равномерное бормотание агитпропа «всегда умели» — такая же чушь, что и «заваливание трупами». Когда все же искусство войны стало национальным? Знаю, звучит непривычно, но без этого не объяснить феномен Победы.


Новороссийск – главный пункт «Голубой линии» немцы укрепляли почти год. Соотношение сил перед операцией малопривычно: у немцев преимущество в живой силе, у нас в артиллерии, танках.


Под Новороссийском уже прославился Цезарь Куников, десант зацепился за «Малую землю» и держался еще с февраля. Противостояние на немецкой и нашей сторонах бухты продолжалось почти год, и почти не было шансов, что какая-то безумная атака может что-то здесь изменить. Но этот удар нанесли группы Ботылева и Катанова ворвавшиеся в самый центр Новороссийска.


Командиры обратились к Ботылеву: «Вася, давай, ты везучий. Сколько тебе надо человек? Тысячу?» Ботылев сам отбирал 170, только добровольцев. Изготовили макеты кораблей, причалов, прыгали, бежали на время.


Первая военная хитрость. Бетонные берега порта покаты, покрыты водорослями. Переналадили взрыватели и… тяжелые торпеды, как на трамплине, влетали прямо в порт, в город. Практически единственный в истории случай: торпедами разнести сухопутную фортификацию. Далее капитан Виктор Зубков — командуя береговой батареей, достиг вершин искусства управления огнем. Ветеран вермахта Гюнтер Эсбах, сегодня доктор наук, рассказал, что прекрасно известный немцам Зубков, вообще по-новому решил артиллерийскую теорему, накрывая любую цель не с третьего снаряда («вилка») а со второго. 50(!) метров – дистанция между валом его огня и наступавшими бойцами Ботылева — объективное, математическое свидетельство высочайшего, недоступного противнику уровня.


Зубков рассказывал, перед штурмом они с Ботылевым встретились и долго планировали взаимодействие десанта и огня. Очень многое перед реальным боем, решалось и придумывалось на уровне капитанов – майоров. Не ставя при этом в известность большое начальство. То, что они придумали, было воплощено на другой день во время штурма. Зубков посекундно переносил огонь вперед, Ботылев командовал: «Ближе к огню ребята, ближе к огню!»


Практически без потерь ботылевцы ворвались в здание Дома культуры им. Сталина и закрепились. В общей сложности при попытках отбития Дома культуры немцы потеряли более тысячи солдат. У Ботылева остается половина (от 170 солдат). Личный боевой счет одного из снайперов, донской парень Филипп Рубахо, увеличил с 278 до 323, но и сам был несколько раз ранен. Его носили от окна к окну, и он продолжал точно бить по немцам.


Боевые донесения Ботылева хранятся в музее Военно-Морского флота в Петербурге. В отчаянный момент, зная, что немцы его слышат, просит любым путем доставить им боезапас, иначе все погибнут, жертвы напрасны, операция захлебнется. Вылетают наши штурмовики, и один из летчиков (известна его фамилия) пикируя, со второго раза на глазах у немцев мешком с патронами попадает прямо в окно Дома культуры.


Автор фильма Валерий Тимощенко разыскал еще одного свидетеля с той стороны. Командир батальона горных стрелков капитан Ганс Гро, сухощавый баварец, рассказывал: «В моем батальоне, с которым я прошел всю Европу, из 500 человек за три дня осталось 240. Впервые за два года войны я сам взял карабин и стрелял. Я понимал, что раз мы не уничтожили их, значит десант наращивается. Это конец. И тогда принял решение - ночью поднял свой батальон и увел его… взяв с собой только стрелковое оружие, даже кухни остались. Ушли в сторону Анапы, там присоединились к какой-то части».


Ботылев почувствовал ослабление огня и выслал разведку. Она вернулась, и после этого он отправил на базу поразительную радиограмму: «Немцев в городе нет». Ганс Гро: «Практически город взяли эти 150 человек, остальные им только помогали, ассистировали»…


Сегодня есть испытанный коллектив военных консультантов-генералов, их комментарии важны, если речь идет об искусстве Жукова, Рокосовского. Настоящей находкой фильма надо признать идею включения современных офицеров. Герои Афгана, Чечни - ровесники по возрасту и званиям Куникова, Ботылева, Зубкова, комментировали каждый шаг легендарной операции.


Фильм режиссера Валерия Тимощенко и продюсера Александра Гундорова «Чистая победа», о воинском искусстве капитанов, майоров, о становлении военной нации. Трудно припомнить еще работы с такой постановкой проблемы и таким разрешением. Редкая удача.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/10/01/chistaya_pobeda_bojcov_i_kinematografistov/&mediaId=12770