02.10.2013 | 13:56

Призрак оперы (S7)

Мир оперы сложен и многогранен. Чтобы разобраться в нем, мало слушать записи оперных спектаклей и исполнителей. Познать суть этого высокого искусства, прочувствовать его дух, прикоснуться к истокам и представить будущее можно, лишь побывав в главных оперных театрах мира. Они разбросаны по разным частям света, но объединяет их одно – великая сила музыки.

Слово OPERA в переводе с итальянского буквально означает «дело, работа, труд». Так что оперные театры - это храмы во имя труда.

Труда огромного количества специалистов. И не в последнюю очередь - архитекторов. Первые оперные театры были построены в Венеции в середине XVII века и служили для придворных развлечений. Прошло почти сто лет, прежде чем роскошные по архитектуре и интерьерам здания распахнули свои двери для широкой публики.

Но еще долгое время расположение зрителей в ложах и партере имело такую же значимость, как и происходящее на сцене действо. Это сегодня опера стала гораздо демократичнее и завоевала в том числе телевизионный экран. Помимо трансляций знаменитых оперных постановок существует конкурс «Большая опера» на канале «Культура», который с успехом идет уже второй сезон.

Член жюри этого проекта оперная дива Мария Гулегина составила для нашего журнала список самых значимых для себя оперных театров.

СЕРДЦЕ ОПЕРЫ

La Scala

Важнейшую роль в судьбе Марии Гулегиной играет знаменитый миланский театр Ла Скала. В 1987 году тогдашний его руководитель Сезар Маццонис пригласил 28-летнюю певицу исполнить партию Амалии в опере Джузеппе Верди «Бал-маскарад». Ее партнером в роли Рикардо выступил сам Лучано Паваротти! Это были еще советские времена, и Госконцерт, экономя четыре доллара в день, которые были положены в качестве суточных артистам, выпустил Гулегину не за 25 дней до спектакля, как просил Ла Скала, а за три. Мария прямо из аэропорта помчалась в театр. И вот она на площади перед его приземистым, будто закопченным зданием. Рядом звенят трамваи, миланцы спешат по своим делам, откуда-то издалека доносится музыка. Ее сердце начало бешено колотиться - неужели она сейчас переступит порог этого дома, построенного архитектором Джузеппе Пьермарини в 1776-1778 годах на месте церкви Санта-Мария-делла-Скала, от которой театр и унаследовал название? Почти каждый, кто оказывается перед фасадом, отмечает, что он слишком скромен для главного оперного театра мира. Однако впечатление это обманчиво. Ла Скала как шкатулка с драгоценностями - за его скромной красоты стенами таится богатство интерьеров. Не зря же властям Милана строительство театра обошлось в миллион лир. Вот как писал о нем великий писатель Стендаль без малого 200 лет тому назад: «Театр Скала - это салон, где бывает весь город. Люди из общества встречаются лишь там: открытых приемов в частных домах не бывает. «Увидимся в Скала», - говорят друг другу, назначая свидание по любому поводу». А об убранстве зала и фойе добавлял: «Даже вообразить невозможно что-либо более величественное, более роскошное, более впечатляющее, чем все его архитектурные формы». Но Гулегина в свой первый визит ни на что подобное не обращала внимания.

Она торопилась в святая святых - на подмостки, в зал с уникальной акустикой. «Я в первый раз в Ла Скала, - вспоминает Гулегина, - в голове туман, на сцене репетирует Паваротти, а у меня от потрясения текут слезы. Подходит режиссер и спрашивает, конечно, по-итальянски: «Ну что, ты смелая? Пойдешь на сцену?» И я иду за ним словно во сне». Впоследствии Мария неоднократно имела честь выступать на открытии сезона в Ла Скала.

ОПЕРА В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

Метрополитен-опера

Еще один легендарный музыкальный театр - Метрополитен-опера в Нью-Йорке, сокращенно - Met. Открылся на средства акционерного общества «Метрополитен-опера хаус компани» в 1883 году и сначала располагался на Бродвее. В новое здание Линкольн-центра исполнительских искусств на Манхэттене переехал в 1966-м. С тех пор это крупнейшая оперная площадка со зрительным залом на 3900 мест. Стены вестибюля украшены монументальными фресками Марка Шагала, которые несколько лет назад для привлечения финансирования были проданы в частные руки, но с весьма оригинальным условием - их местоположение должно остаться прежним. Так что у оперы появился не только инвестор, но и пожизненный зритель.

Выступление в Met для певцов, живущих в Европе, - большое испытание: акклиматизация, джетлег, огромный зал. Но только не для Гулегиной. Ей достаточно хорошенько выспаться - и можно выступать. Впервые Гулегина вышла на сцену Met с Лучано Паваротти в опере «Андре Шенье» в 1991 году и с тех пор спела больше 160 спектаклей. Это единственный оперный театр в мире, ради которого она способна на компромисс.

По просьбе своего давнего партнера и друга Пласидо Доминго Мария дважды пела то, что ей не по душе, - «Слай» и «Сирано де Бержерак». «Просто я очень уважаю Пласидо, - объясняет Гулегина. - И знаю, что он никогда не остается в долгу. В 2010 году я выходила замуж в Нью-Йорке, и при своей дикой занятости сразу в двух постановках Met Пласидо нашел время, чтобы прийти в церковь и поздравить меня в день венчания. Это дорогого стоит!»

БРИТАНСКИЕ МАНЕРЫ

Covent Garden

Совсем другие отношения у Гулегиной с Королевской оперой в Ковент-Гарден. Исторически сложилось так, что главный музыкальный театр Великобритании привык диктовать свои условия. Долгие годы его нигде официально не закрепленным, но вполне себе серьезным принципом было исполнение опер исключительно по-английски, что влияло и на репертуар, и на состав певцов. Лишь в 1958 году в честь столетия нынешнего здания театра принцип был нарушен, к радости лондонских любителей музыки. Два предыдущих здания Ковент-Гарден сгорели - в 1808 и 1856 году соответственно.

То, что мы видим сегодня, - кардинальная реконструкция постройки архитектора Эдуарда Мидлтона Барри. Зал вмещает 2268 зрителей, а интерьер абсолютно соответствует эпитету «королевский».

Гулегину впервые пригласили в Ко-вент-Гарден, когда ей было всего 24 года. «Хотели поставить оперу в расчете на меня, но партия мне не подходила по голосу, и я отказалась, - вспоминает Мария. - Театр был закрыт для меня на шесть лет». Но даже после успешного дебюта и восторженных отзывов прессы вроде «русское сопрано с вердиев-ской музыкой в крови» и «вокальное чудо» руководители театра все равно оставались очень требовательны. Одно время они настаивали на «Турандот», «Девушке с Запада» и других тяжелых вокально операх, на что получали шутливый ответ Гулегиной: «Хорошо, но пишите 2017 год, не раньше. Почему 17-й? А потому что в России это годовщина революции».

ВОСТОЧНАЯ ЗАГАДКА

Новый национальный театр

«Сейчас в Японии наблюдается попросту бум оперы», - уверяет Мария, и в этом вопросе ей можно верить. Впервые она приехала в Страну восходящего солнца в 1990 году, и с тех пор японцы ее очень любят. Гулегина выступала на торжественном открытии Нового национального театра Токио в 1998 году. Найти этот театр в огромном мегаполисе легко. Он находится аккурат у подножия 234-метрового небоскреба Опера-Сити и отличается современной архитектурой и самым продвинутым оборудованием. Правда, на фантазию оперных режиссеров это не имеет ровным счетом никакого воздействия. Постановки Токийской оперы нельзя назвать новаторскими, они традиционны — как в плане режиссуры, так и в плане декораций. Впрочем, Гуле-гину именно это и привлекает. В день открытия она пела «Аиду» в постановке одного из своих любимых режиссеров, Франко Дзеффирелли.

«В Японии мои поклонники знают, что я прихожу за два часа до начала спектакля и люди стоят у здания театра, ждут, когда я появлюсь, протягивают мне буклетики, фотографии, программки. А уже после спектакля невозможно уйти из театра в течение полутора часов — зрители терпеливо ждут, когда я выйду, просят автографы», - говорит Мария.

РУССКАЯ ДУША

Мариинский театр

Другой театр, занимающий большое место в жизни Гулегиной, - Мариинский. Жизнь ему дал указ императрицы Екатерины Великой от 12 июля 1783 года об утверждении в Санкт-Петербурге театрального комитета «для управления зрелищами и музыкой». Здание, в котором сейчас располагается театр, было построено архитектором Альбертом Кавосом и открыло свои двери для публики 2 октября 1860 года оперой Глинки «Жизнь за царя». Свое название театр получил в честь царствующей императрицы Марии Александровны, супруги Александра II. На сцене Мариинки прошли премьеры самых значимых в истории русской музыки опер, таких как «Борис Годунов» Мусоргского, «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Князь Игорь» Бородина или «Пиковая дама» Чайковского, а в репертуар входили лучшие образцы зарубежных опер. С установлением советской власти театр был объявлен Государственным академическим театром оперы и балета, позже к названию прибавилось «имени Кирова». Под такой вывеской он пережил войну, смену нескольких поколений артистов, генеральную реконструкцию с частичной перестройкой и 16 января 1992 года вновь обрел старое название. С 1988 года театром руководит знаменитый Валерий Гергиев. Именно он вернул Марию Гулегину на российскую сцену после долгих 15 лет ее зарубежных выступлений, пригласив в постановки «Пиковая дама», «Набукко», «Тоска», «Турандот», «Атилла», «Сила судьбы».

«У меня появился еще один любимый уголок планеты и все благодаря Валерию Абисаловичу Гергиеву, который мне вернул — не побоюсь высокого слога - родину, - говорит Гулегина о своих выступлениях в Маринке. — Я даже завидую тем, кто может назвать Мариинский театр своим домом, где они родились и выросли как певцы». В мае нынешнего года Мария приняла участие в мероприятиях, приуроченных к открытию новой сцены Мариинки, так называемой Мариинки-2. Этот театральный комплекс общей площадью 79 114 квадратных метров стал одной из самых оснащенных сценических площадок мира. С историческим зданием она связана мостом-коридором, перекинутым через Крюков канал.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛЕГЕНДА

Венская опера

Венская государственная опера - знаменитый театр, бережно сохраняющий и развивающий традиции музыкальной культуры Европы. Его нынешнее здание на Рингштрассе - удачно восстановленные архитектором Эрихом Больтенштайном постройки и интерьеры 60-х годов XIX века. Во время Второй мировой войны здание Венской оперы сильно пострадало: были разрушены и сцена, и зрительный зал. Лишь в 1953 году были начаты работы по строительству и реставрации сохранившихся фрагментов: лестницы с мраморными перилами, скульптур, лоджии и потолочных фресок кисти Морица фон Швинда, изображающих сцены из «Волшебной флейты». Это один из немногих театров, в котором сохранились помимо 1313 сидячих мест 102 стоячих. Билеты на них стоят порядка 3 евро. Однажды во время оперы «Набукко» Марии пришлось продемонстрировать удивительное артистическое мужество. «Тяжеленный занавес вдруг закрылся на мою голову, - рассказывает она. - Сотрясение мозга. К счастью, все произошло уже после моей арии, но оставались дуэт и последняя сцена. Ничего, вышла, допела. Я же не умерла, значит, могу петь. Что нас не убивает, делает нас сильнее».

БОЙ С МУЗЫКОЙ

Арена ди Верона

И, наконец, легендарная Арена ди Верона. «Все считают своим долгом посетить Венскую оперу, Метрополитен, Ла Скала, а что поют, кто поет, неважно, - считает Мария Гулегина. — В случае с Арена ди Верона все иначе. На афишах пишут лишь название оперы и дату: ни кто поет, ни кто поставил - ничего этого нет». Древний амфитеатр привлекает зрителей уже одной своей историей. Построенный в 30-х годах нашей эры, он является третьей по величине постройкой после римского Колизея и амфитеатра в Санта-Мария-Капуа-Ветере. Здесь проходили бои гладиаторов, цирковые представления и импровизированные морские сражения - арену заливали водой. С 1913 года амфитеатр стал местом проведения оперных спектаклей. Благодаря уникальной акустике Арена ди Верона удается привлечь к сотрудничеству лучших оперных исполнителей. Именно на этой сцене состоялся итальянский дебют знаменитой Марии Каллас. Ей рукоплескали все 20 тысяч зрителей, которых вмещают мраморные ярусы в виде лестниц с 44 ступенями. Сегодня по соображениям безопасности количество зрителей снижено до 15 тысяч, но все равно Арена ди Верона остается крупнейшей оперной площадкой мира. Мария Гулегина дебютировала на ней в 1996 году в опере «Набукко». «Я приехала к Арена ди Верона, посмотрела на это сооружение и подумала: «Ой, надо разворачиваться и ехать домой! Это же открытое пространство, как его заполнить голосом?» Но в итоге страх ушел и я спела так, что шутили, будто можно было не покупать билеты на арену, все прекрасно было слышно в соседнем ресторане», -смеется Мария.

За исполнение роли Абигайль Гулегина была награждена премией Джованни Дзанателло за выдающийся дебют.

Максим Андриянов
S7, октябрь 2013