01.10.2013 | 10:58

"Золотая маска" представляет московскую премьеру спектакля "Коварство и любовь" в постановке Льва Додина

В столице сегодня играют Шиллера. Спектакль «Коварство и любовь» в Москве показывают артисты Малого драматического театра – театра «Европы» под руководством Льва Додина. Гастроли петербургского коллектива открыли 20-й – юбилейный сезон театрального фестиваля «Золотая маска». Лев Додин в «бюргерской трагедии», как назвал пьесу сам автор, услышал совсем не мещанские и вполне современные ноты. Рассказывают «Новости культуры».

Еще в 80-х Лев Додин думал поставить свою версию «Коварства и любви». Эту, как говорит сам режиссер, трагедию не вполне романтическую, не вполне о любви, а скорее о взаимосуществовании любви и общества и коварстве как образе жизни. Шиллеровская история в исполнении додинских артистов оказалась необыкновенно современной.

«Мы, с одной стороны, живем очень в жестоком мире, а с другой – в таком разлакированном мире – его еще принято называть гламурным, я просто не люблю это слово, оно слишком популярное, – говорит Лев Додин. – В разлакированном мире – в мире ложного успеха или ложных ценностей, ложных красот, что нам этот клубок проблем признавать не хочется. И глядеть туда, в ту сторону не хочется – потому что человеку страшно. А если не смотришь в сторону пропасти, то обязательно есть риск в нее свалиться».

Шиллеровские длинные монологи Додин свел к минимуму, серьезно сократил пьесу, предоставив зрителю возможность наблюдать исключительно за борьбой коварства с любовью. Влюбленные – дочь музыканта Луиза и сын президента Фердинанд – вначале будто олицетворяют абсолютную любовь в пустоте – в первых сценах лишь молчаливые и страстные объятия. Их хрустальный мир будет раздавлен цинизмом, подлостью, обманом и корыстью власти. Которой не нужны ни Ромео и Джульетты, ни Гамлеты.

«Такое гамлетовское начало, – говорит актер Данила Козловский. – Он возвращается из университета с каким-то определенным пониманием жизни, со своими принципами, убеждениями, которые никак не умещаются, идут вразрез с отцом, с президентом. Я надеюсь, что есть Фердинанды в нашем времени, но если они и есть, то им очень непросто в наше время».

Шиллеровских произведений молодые актеры боятся, считая их скучной классикой. Елизавета Боярская поначалу тоже остерегалась витиеватых текстов поэта и слезливая роль Луизы ей вовсе не импонировала. Но она доверилась Льву Додину, который вечно экспериментирует.

«Когда мы стали репетировать, стало очевидно, что все перевернуто, что это абсолютно будничная сегодняшняя история, это очень жесткая история, – рассказывает Елизавета Боярская. – Побеждаем мы с Фердинандом, несмотря на то, что мы уходим из жизни, но своим поступком, своей любовью, пусть уже там, но нравственно мы побеждаем те жернова власти, которые нас и перемололи».

При всем трагизме Льву Додину удалось создать оптимистичный спектакль, в котором жизнь продолжается.

Новости культуры