23.08.2011 | 09:13

Работа архитектурного фотографа в контексте разных процессов

Однажды фотография перестала быть просто профессией. В свое время уменьшение размера фотокамеры повлияло на агрессивность ракурса при съемке и породило новые художественные эффекты. Интересно, чем может быть дорога сердцу московская архитектура 70-х? Обо всем этом, и не только об этом, рассуждал накануне фотограф, вернее – специалист по архитектурной фотографии Юрий Пальмин. Он выступил с лекцией в институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», где регулярно собираются те, кто занимается современным искусством или интересуется им, глубоко. Рассказывают «Новости культуры».

Быть архитектурным фотографом – все равно, что заниматься математикой – Юрий Пальмин делает это с конца 80-х годов. Так и не получив филологического образования, он понял язык архитектуры, его динамику, правила и исключения. Любовь к фотографии у него от отца-фотографа. А к архитектуре его привели обстоятельства.

«Я работал в научно-исследовательской мастерской №17 в Моспроекте, которая занималась домами, которые предназначались на снос, – рассказывает Пальмин. – В эпоху первоначального накопления капитала мы производили детальную подсъемку домов, которые нужно было защищать».

Юрий Пальмин хоть и читает лекцию по истории мировой фотографии, в деталях ориентируется отлично – он точно знает с чего началась современная архитектура Москвы и может неожиданным образом оправдать, казалось бы, совсем серую и изношенную отечественную архитектуру 70-х. Один из самых нашумевших проектов фотографа в 2000-е назывался «Чертаново». Являясь обитателем этого района Москвы, Юрий Пальмин поднял художественный интерес к этой территории на небывалую высоту.

«Если вы посмотрите на творческих людей, которые уезжали тогда – уезжали писатели, уезжали художники – уезжали люди, которые укоренены в стране языком, но не архитекторы, а у них было гораздо больше свободы, чем кажется», – говорит Пальмин.

Пальмин много путешествует по миру, составляет свою фотоколлекцию любимых архитекторов – от Рема Колхаса до Александра Бродского и Дэвида Чепперфилда и открывает новые поля для исследований.

«Мой собственный проект, посвящен творчеству архитектора Готфрида Беме, лауреата Притцеровской премии 1975 года, о котором никто ничего не знают и о котором в Германии все замалчивают», – рассказывает фотограф.

От национальной библиотеки в Париже до дворца пионеров в Челябинске – Пальмин рассказывает об архитектуре в фотографии и фотографии в архитектуре – обо всем, во что превращается жизнь в этих объемах и пространствах под заинтересованным взглядом внимательного наблюдателя.