23.08.2011 | 10:16

В музее Пушкина на Пречистенке открывается выставка "Портреты неизвестных"

Портрет неизвестного лица. Полотен с такой пометкой в разное время и при различных обстоятельствах поступало в музеи страны немало. И вот сейчас 190 таких портретов представлено на выставке, открывающейся в Государственном музее Пушкина. Только многие из этих лиц уже известны. Специалисты и историки изучили работы из фондов музея, атрибутировали их и исправили ошибочные аннотации. Любопытно, что в конце 60-х в Пушкинском музее уже прошла выставка под тем же названием - «Портреты неизвестных». И тогда никто иной, как посетители музея атрибутировали десять из 80 представленных портретов. Рассказывают «Новости культуры».

Атрибуция неизвестных портретов времен минувших – область, где случаются истории детективные: к примеру, история портрета, на котором, как полагали, был изображен добропорядочный греческий купец Бернандаки. В этом музейщики были уверены, начиная с начала 70-х прошлого века. Но – подозрения экспертов – тщательные исследования – и ошеломляющая новость: под именем греческого торговца успешно скрывался немец Карл Готфрид Риттер.

«Реставратор снял дублировочный холст, который находился сзади, и перед ним открылся авторский холст – и здесь – нарочно не придумаешь – вся история, связанная с изображенным лицом», – рассказывает Елена Усова, главный хранитель Государственного музея А. С. Пушкина.

Такие подарки случаются редко. Гораздо чаще музейщики посвящают годы, чтобы выяснить, кто он – неизвестный на портрете. Сенсацией первой подобной выставки в конце 60-х был портрет двухгодовалого Пушкина, переданный в музей актером Всеволодом Якутом. И все равно у экспертов оставались сомнения.

«Когда портрет пришел в музей, несмотря на то, что была семейная легенда, семейная история, подтверждающая, что это Пушкин, тем не менее, портрет начал изучаться и в том числе в институте криминалистики, – рассказывает Вера Невская, заведующая научно-методическим отделом Государственного музея А. С. Пушкина. – Для того, чтобы провести эту криминалистическую экспертизу нужно было представить портреты Пушкина так, чтобы он смотрел в одну и ту же сторону и они должны были быть одного и того же размера».

Работа длилась больше 40 лет, зато подлинность портрета солнца русской поэзии двух лет от роду теперь сомнений не вызывает. И это – хорошая новость нынешней выставки. Абсолютная сенсация – проясненный портрет Марии Николаевны Раевской. Двести лет его видели лишь в узком семейном, а потом музейном кругу. Теперь одна из самых блистательных женщин пушкинской эпохи, жена князя Волконского, будущего декабриста, предстала перед публикой со всей определенностью.

«Мы должны посмотреть род, найти этого человека в этом роду, в этой ветви, в этом дереве, – говорит Елена Усова. – Сравнить его возраст, с возрастом изображенного, сравнить с датировкой, когда художником сделан этот портрет – если она, конечно, есть. Если нет – мы можем по стилевым особенностям объединить модель и портрет».

Фамильные родовые портреты чаще всего не имели подписей. Детям с детства объясняли, что это – дедушка-герой, а это – красавица-прабабка. После революции портреты – как люди без документов – остались без имени и затерялись по коллекциям и музеям – России и мира.

«То, что сегодня возможно благодаря Интернету, в те далекие времена можно было бы сделать, проехав массу музеев, имея возможность войти не только в экспозиции, но еще и в хранилище, коллекции каких-то музеев, получить информацию из архивов, которые если не совсем закрыты, то полузакрыты», – рассказывает Евгений Богатырев, директор Государственного музея А. С. Пушкина.

Портрет опознанный куда больше расскажет о себе и о времени, чем его таинственный молчаливый аналог. И потому музейщики бьются за каждого безымянного персонажа. На нынешней выставке в музее Пушкина из 190 портретов достоверно узнаны уже две трети.