25.09.2013 | 15:30

Герелло будет судить конкурс "Большая опера" (Российская газета)

Солист Мариинского театра, народный артист России, любимец публики Василий Герелло вошел в жюри телевизионного конкурса "Большая опера", который во второй раз будет проходить на канале "Россия-Культура".

Это для вас новый опыт?

Василий Герелло: В первом сезоне я был приглашенным гостем - поздравлял ребят-конкурсантов и пел с ними. В этот раз и петь буду (не каждому члену жюри доводится петь), и судить. Плохое слово "судить"! Мне кажется, я буду необъективен, потому что люблю и уважаю коллег. У каждого свой хлеб - у кого белый, у кого черный, но он у всех тяжелый. Но мне очень приятно, что молодые люди будут петь классическую музыку. Для меня это уже большое счастье.

Верите, что на таких проектах все происходит честно?

Василий Герелло: Что касается меня - будет честно! Знаю, есть разные разговоры, что на конкурсах необъективно судят. Если члены жюри оценивают своих учеников, то, конечно, будут биться за них. Но "Большая опера" - немного другой формат. Съедутся профессионалы со всей России, покажут, на что способны.

Разве у вас много свободного времени, что вы согласились в этом участвовать?

Василий Герелло: Не много, но я буду на конкурсе не восемь дней, а всего два - в октябре и ноябре и спою в гала-концерте. Я посмотрел свой график - о-го-го! К счастью, боженька дает мне много работы. И еще счастье, что мне дано приятное общение с друзьями. Вы видели недавно в Иркутске на фестивале "Звезды на Байкале", где я был с Денисом Мацуевым, с прекрасным дирижером Александром Сладковским, который сделал великолепный оркестр в Татарстане. У меня в декабре сольный концерт в Казани с этим оркестром. У нас будет поездка в Тюмень - Мацуев, Герелло, Сладковский, в Красноярске - гала-концерт "Денис Мацуев и друзья".

Я люблю ездить в глубинку (плохое слово "глубинка"), там люди теплые, чистые, неизбалованные - настоящие. Не всё так плохо в нашей стране, если в ней есть такие люди и такое отношение к артистам (вы сами видели, как нас принимали в Иркутске). Моя давняя мечта - поездить по нашей матушке-России. Мечты сбываются!

Да, как были счастливы иркутяне, когда выступали вы.

Василий Герелло: А как был счастлив я! Даже если на твой концерт пришел только один человек, ты должен быть благодарен и отдавать себя, а там был переаншлаг. Любите и уважайте друг друга - написано в Библии.

А вы ведь были тогда больны. Почему не отменили выступление?

Василий Герелло: Что вы, я никогда не отменяю. Сцена лечит. Боженька дает силы. Вера в себя, в то, что я могу спеть в любом состоянии - это характер. Если бы я был слабовольным, кто бы меня где дождался! Я бы болел еще полгода… Летел в самолете, подхватил какую-то заразу, температура 39 и 2. Мне выписали рецепт - шлейф лекарств. Я посмеялся и вышел на сцену. Спел в гала-концерте. Никто не заметил, что я нездоров. (Автор - свидетель. За кулисами Герелло радостно общался с коллегами, веселил их новым анекдотом). На второй день - мой сольный концерт, спел 32 произведения. Никакие болезни не могут помешать.

Если человек не хочет что-то делать, то ищет причину, а если хочет, то отметает все и идет в бой. Нельзя себя щадить, особенно мужчине. Только самые лучшие, прекрасные создания на земле - женщины - могут себе это позволить. Мне нравится радость, женственность у женщин, это прекрасно. Мужик же должен быть мощным, сильным, упертым.

Вы всегда доброжелательны, отзывчивы, с улыбкой, точно знаете, как на весь день сохранить позитивный настрой. Дайте рецепт хорошего настроения.

Василий Герелло: Это всё от родителей, семьи и самовоспитания. Уныние - большой грех. Помните, как писал Пушкин? "Учитесь властвовать собой". Если мы такие разнузданные, безвольные, звездные, "великие", тогда грош нам цена. На земле надо прожить так, чтобы хотя бы раз в год на твою могилку гвоздичку кто-то принес.

Доводилось слышать от оперных певцов, как они берегут себя, отказываются от посещения чужих спектаклей: вдруг рядом кто-то чихнет или от кондиционера будет дуть…

Василий Герелло: Я хожу на спектакли. Для меня это неприемлемо - закрыться дома, я человек коммуникабельный, всегда говорю: лучше жизни только жизнь! Никуда не денешься, сегодня везде кондиционеры, везде кашляют. Заходишь в самолет - как будто в отделение пульмонологии попал, столько больных вокруг. Если бояться, тогда надо становиться "классным певцом", петь в классе, в своей комнате себе одному.

Вы родились на Украине, но считаете себя петербуржцем.

Василий Герелло: Ну конечно! Я здесь уже 30 лет. Но я люблю всех - Украину, Белоруссию, Казахстан… Очень люблю свою малую родину - Буковину, там живут мои родители, сестра, замечательный, гостеприимный народ, который все делает от души. Ни время, ни политика, ни границы его не испортили. Там много конфессий: православные, католики, иудеи… Кровь у всех одного цвета. Нам нечего делить.

Вы пели на самых знаменитых сценах мира: в Метрополитен-опера, Ла Скала, Ковент-Гардене, Карнеги-холле, в Париже, Берлине, Вене… А где еще не довелось выступать?

Василий Герелло: Где? Думаю, в африканской саванне. Но все еще впереди. На Северном море я пел - на паруснике "Мир". Выходил на мачту - снег, ветер, холод страшный - и пел: "О, дайте, дайте мне свободу!" Северный полюс перед глазами. Вокалист - экстремал.

Вам довелось работать в Амстердаме с Дарио Фо…

Василий Герелло: Великий режиссер! У нас сложился хороший тандем. Я с ним пел "Севильского цирюльника" и никогда больше не видел такого Фигаро - живого, незаштампованного. Конечно, мне повезло. Это счастье, удача - встретить такого мастера в самом начале пути и спеть Россини. После этого любой Фигаро мне был нипочем!

Елена Образцова недавно говорила с болью, что нынешняя режиссура будто нарочно разрушает оперу. Спектакли ставят режиссеры из кино и драматического театра…

Василий Герелло: Так и есть. Приходят режиссеры, которые не понимают в музыке ничего, не знают нот. Я стараюсь с такими не работать.

А разве вы можете отказаться, если служите в театре?

Василий Герелло: Могу. И отказываюсь. И в Гамбурге такое было - развернулся и ушел. Уничтожать Чайковского, Мусоргского, Верди, нашего Пушкина - это издевательство. Напишите себе свою несчастную оперу, слабенькое и глупое либретто, дохленькую музычку и ставьте "междусобойчик", не трогайте великих.

Вы участвуете в открытии сезона петербургской филармонии, в шоу детского ледового театра "Опера на льду", где заняты знаменитые фигуристы. Что еще в планах?

Василий Герелло: Лечу в Астрахань на гала-концерт. Потом Петербург, "Травиата" в родном театре. Мариинка для меня всегда номер один. Планы грандиозные. Но о них нельзя заранее говорить, чтобы не сглазить.

С кем вы с удовольствием бы спели?

Василий Герелло: Со всеми! Всех люблю, уважаю и с удовольствием спою. Я не привередлив ни в еде, ни на сцене.

Светлана Мазурова
rg.ru